Весь мир. Украинцы, которые там. Иордания

«Приходит парень к девушке, они видят друг друга в первый раз, но они уже знакомятся с целью создать семью. Это становится реже в наше время, чем это было раньше, но еще сохранилась такая традиция, её многие соблюдают. Им тут очень нравятся славянские девушки. Им кажется, что это самые красивые, самые воспитанные люди на свете».

«Наша квартира, ну, для Иордании скорее стандартная. У нас три спальни, в каждой спальне есть туалет с душем или ванной. Плюс два зала, еще один туалет для гостей, это обязательно. Кухня и еще у нас есть комната для домработницы, потому что так принято, чтобы была домработница».

«Многоженство в Иордании разрешается, допускается, сейчас редко встречается и абсолютно не осуждается со стороны общества. Тут так принято говорить: «Если так разрешает Аллах, почему люди это запрещают?»

«В прошлом году выступал король. И одна его фраза разлетелась по всей Иордании просто моментально. Знаете, все её повторяли, она стала таким себе символом Иордании. Он сказал такую фразу: «Подними голову, ты иорданец!»

Мы называем их эмигрантами. Их миллионы. Многие из них навсегда отказались от украинского паспорта. Как они живут, где работают, о чем мечтают и, самое главное, хотят ли они, однажды, вновь вернуться домой?

Большая история и невероятно интересный проект Халвы: Весь мир. Украинцы, которые там.

Екатерина Колесникова. Моя жизнь в Иордании. 

Чтобы следить и читать самое интересное, подписывайтесь на нашу страничку в Facebook и Instagram!

gg_new.jpg

Друзья. Отношения. Посиделки

Наверное, одна из самых обсуждаемых тем про арабский мир – это поведение, отношения между девушками и мужчинами, ходить/не ходить, можно/нельзя. Это правда, такое есть, но во многом не так, как это описывают в своем большинстве. Но, что еще важнее, всегда нужно обращать внимание на название страны, про которую вам рассказывают. Но правила существуют, это правда.

Допустим, про посиделки. Если мы сидим с подружками, то мы сидим без мужей, однозначно без мужчин, только девушки. Если есть наши друзья, например, мы с мужем и его друг с женой, бывает такое – да, посидим. Но в основном так не принято, это бывает крайне редко.

Как правило, я с подружками отдельно, и муж – у него там своя отдельная жизнь. А у меня – своя. А наша семейная жизнь – это наша семейная жизнь, это, вообще, третье.

Семьями тут встречаются, но редко. Если семья, допустим, то это скорее всего наша семья. Это дяди супруга, его братья, его большая семья – это да. Мы встречаемся, ну, не раз в неделю, но раз в месяц точно. С самыми близкими – раз в неделю. Тогда и мужчины, и женщины вместе за одним столом, это считается нормальным. Как-то же иначе не принято.

Одежда в Иордании. Это тоже понятно – ничего открытого. Но я хожу, как мне кажется, обычно, нормально – джинсы, открытые плечи, допустим, это не принято тут, вырез там какой-то – не принято. Без платка – да, нормально, здесь многие так ходят.

Юбка выше колен – это уже любой понимает, что ты выходишь, и на тебя будут обращены взгляды и мужчин, и женщин. Хочешь это терпеть – иди, не хочешь – одень брюки. Но никто, конечно, за это плохого не скажет и не сделает. Здесь очень спокойно относятся к иностранцам и другим религиям.

Тут существует интерес к иностранкам, скажем так, это не что-то назойливое, но тем не менее. Вечером девушки одни стараются не ходить, не встречаться и т. д. Вечером только с мужем.

С любовью тут достаточно строго, это да. Сейчас уже мое поколение, есть у меня арабские подружки и знакомые, как они знакомились? Это вместе учились либо вместе работают и вот так знакомятся. Где-то там в кафе, на улице, общие друзья, бывает такое, но очень-очень редко. Немного уже реже в наши дни, но все же принято знакомиться с целью брака. В основном так.

IMG_6713.JPG

То есть приходит парень к девушке, когда они видят друг друга в первый раз, но они уже знакомятся с целью создать семью. Повторюсь, что это становится реже в наше время, чем это было раньше, но еще сохранилась такая традиция, её многие соблюдают.

В основном это происходит с парнями, которые засиделись в холостяках. Их родственники и друзья пытаются им найти невесту. Смотрят каких-то красивых девушек, где-то какие-то знакомые. Говорят, что да, по возрасту подходит, давайте попробуем – давайте. Приходит он со своей семьей к девушке, к ней домой, и все происходит.

Причем приходят сразу и родители, и сестры, братья, кто как, по-разному. Но только не сам. Первый раз самому прийти к девушке – точно нет. Такого не бывает, должен еще быть кто-то из семьи. В семьях с девушками всегда наоборот: они сидят молча, не распространяются о том, что у них есть незамужняя дочь. А вот сказать, что у меня есть сын, если кому-то надо, пусть говорят, это нормально. А про девушек как-то так, молчат.

Тут интересная история еще такая, из-за этих всех «фейсбуков» и всего, если там сказали, как ее зовут, посмотрели, если есть в Фейсбуке она, допустим, выставляет ли фотографии. В основном, если незамужние, то выставляют. И вот, смотрят, ага, вроде бы ничего и идут знакомиться.

Если понравилось двоим – и парню, и девушке, то обычно девушка ждет звонка семьи парня или от него самого. Только звонят не ей, а её маме или папе, если мамы нет. Но в основном маме. И если парень позвонил и хочет прийти попить кофе, так они выражаются, во второй раз, тогда все, контакт есть. Значит уже они начинают разговаривать более конкретно.

IMG_1763.JPG

Если девушка не захотела с этим парнем продолжать знакомиться, то тогда они говорят: «Вы извините, мы в это время заняты» или еще что-то такое. Это понятно, что девушка не хочет больше видеть этого парня. Никто никого не заставляет.

Многоженство в Иордании разрешается, допускается, но сейчас очень редко встречается. Из-за чего редко? Многоженство обязывает мужчину содержать женщин и детей – это первое. В Иордании не такое положение, очень мало мужчин имеют зарплаты такие, чтобы содержать по две-три семьи или банально иметь столько времени. В основном с одной семьей справиться не могут.

Здесь существует такой документ, называется «семейная книга». Эта «семейная книга» должна быть у каждого мужчины, который имеет семью, то есть, который женат. И там есть страница, допустим, первая – это жены. На ней четыре строчки. Если ты женат на одной – одна, если на двух – двух вписывают в эту «семейную книгу». Следующая страница – это дети, туда вписываются дети, сколько, когда родились, какая религия и все остальное. То есть это все абсолютно законно.

И если кто-то имеет двух или трех жен, то интересно об этом поговорить, но никто это не осуждает, что это плохо или что это некрасиво, или что-то такое.

IMG_1828.JPG

Сестры моего мужа, они бы не пошли на то, чтобы быть второй или третьей женой, да и мой муж был бы против. Мне кажется, что тут это возможно только в том случае, если этот мужчина богатый, очень уважаемый человек, очень достойный. Может быть, семья бы и согласилась. Но таких людей тут мало, к сожалению.

Но это абсолютно не осуждается со стороны общества. Тут так принято говорить: «Если так разрешает Аллах, почему люди это запрещают?» Если это по религии можно иметь несколько жен, значит это можно, все, точка. 

Тут любят сплетничать. Хоть по исламу это и запрещено, но любят пообсуждать, пообговаривать друг друга – прямо такая вот традиция арабская. Меня это немножко как иностранку напрягает. У нас, в Украине тоже этим любят заниматься, но чтобы так было распространено на 100 процентов – нет, конечно. А в Иордании – это да.

20 08

Из Украины я уехала жить в Иорданию в 2008-м, десять лет пролетели как один день. Все эти годы я езжу в Украину на месяц раз в год, чаще один раз в два года, просто для того, чтобы родителей проведывать. Родилась я и выросла в Запорожье, училась там, в национальном университете, на журналистском факультете. И так уж сложилось, кстати, как и у большинства украинок в Иордании, мой муж приезжал к нам учиться, в Запорожский медицинский университет. Познакомились мы с ним, встречались какое-то время, расписались и уехали. 

IMG_7239.JPG

Это все произошло на четвертом курсе, пятый курс я пропустила, была уже в Иордании, родила ребенка, потом приехала обратно в Запорожье уже с ребенком, чтобы закончить университет. И вернулась обратно в Иорданию. Во-первых, мне и самой хотелось получить диплом, и родителей не хотелось расстраивать, и для мужа это было важным. Для некоторых арабов важно, чтобы жена была с высшим образованием.

Иордания

Это страна – это пустыня. Конечно, тут есть города, дома и деревья, но зелени очень мало. Все-таки, это пустыня, тут везде песок, очень пыльно в домах из-за этого песка. Есть все эти песчаные бури, в город они, конечно, не доходят, но за городом бушуют. Эта вся пыль, вот это выглядит, как у нас туман в Украине, а в Иордании вот такой, как туман, и ничего не видно, но все-все это пыль. В квартирах после этого ходишь и чувствуешь, что ты ходишь по песку.

Люди тут живут хорошо, как мне кажется. Есть бедные люди, есть очень богатые, есть средний класс. Вот мне кажется, что средний класс в Иордании, если сравнить с Украиной, то он на порядок выше, чем средний класс в Украине. Они тут могут много чего себе позволить. Допустим, тут по две-три машины в семье, большие квартиры. Стандартные квартиры тут где-то 200 метров, это то, что спокойно позволяет себе средний класс. У многих есть домработницы, это все еще средний класс.

IMG_7067.JPG

Я считаю, что наша семья – это средний класс. Мой муж работает фармацевтом, я сейчас не работаю, но раньше работала в посольстве Украины. Банковские работники, допустим, менеджеры, обслуживающий персонал, инженеры – это все средний класс. Врачи – это 50 на 50. Если это общий врач, в основном это тоже средний класс. Если это уже врач-специалист какой-то, то это в большинстве уже люди богатые.

Люди, которые работают в государственных органах, у них зарплаты не очень хорошие, но у них очень хорошие льготы, очень хорошие пенсии, их дети могут учиться в университетах бесплатно, а образование в Иордании здесь очень-очень дорогое.

Адвокаты – это уже считается высший класс, очень, ну, очень много зарабатывают. Но есть бедные, конечно, есть, как и везде, наверное.

Любовь

Вообще, если честно, я от мужа в первый раз услышала название такой страны – Иордания. Я как-то даже и не задумывалась, что такая страна существует. И когда я сюда ехала, я вообще ничего не знала. Мне 21 год, любовь, и вот я вся на таких облаках летала, ничего не знала, не воспринимала, а муж особо ничего не рассказывал. Ну, живут, говорил, как все, все хорошо, смеялся, не в палатках – все хорошо, типа. И я вот так поехала.

Родители, конечно, переживали. Мы расписались в Украине в ЗАГСе, мы расписались в Украине в мечети, по нашим, по законам мужа. Я ехала уже законной женой. Но вот, куда именно ехала – понятия не имела.

Приехали и живем в Аммане. Мне сразу очень понравилось, опять же, тогда, наверное, это были просто такие эмоции, любовь и все такое… я очень с легкостью все принимала. Хотя жизнь тут безумно отличается, ну вот очень отличается. Полностью, все. Чем дольше я живу, тем резче вот это ощущается, чем старше я становлюсь, не знаю, буквально все не так, как у нас.

Прилетели, нас встретила семья мужа – три его сестры, родители, очень по-доброму, они нас долго ждали. Мы присылали наши фотографии, а им тут очень нравятся славянские девушки. Им кажется, что это самые красивые, самые воспитанные люди на свете.

IMG_7010.JPG

Нужно еще сказать и это важно, на самом деле, что семья у мужа очень хорошая, мне в этом плане повезло. И первое время, пока я здесь была, они очень старались, показывали мне всю страну, покупали мне подарки, старались, чтобы мне было комфортно тут. Ну, и как-то так все сложилось, что я привыкала в хороших условиях жить.

Моя семья, можно сказать, нестрогая. Мусульманская, конечно же, и я тоже приняла ислам, но приняла по своему желанию. Они, наоборот, мне говорили: «Если ты хочешь быть христианкой, то оставайся христианкой, это твой выбор», и до сих пор говорят. Никто не заставляет ничего там соблюдать, пост, молиться, носить платок или еще что-то там. Наши дети ходят в христианскую школу только из-за того, что я знаю, что там хорошая дисциплина, хорошее образование и доступные цены.

Конечно же, есть семьи, которые строгие. Там приходится нашим девочкам одевать косынку, хоть они и не принимают ислам. Но они одевают платок, они соблюдают Рамадан, их дети не ходят в христианские школы, порой вообще они не выходят из дома – есть такие, это все правда. Я думаю, процентов 30 из наших девушек, которые живут вот в таких строгих условиях. Остальные 70 процентов – нет.

Если сравнивать с Эмиратами, то, конечно, Иордания страна строже, чем Эмираты. Но если сравнить с другими арабскими странами, то очень комфортная и открытая страна.

Существуют какие-то арабские традиции, ну, я с мужем живу уже 10 лет и сама знаю, что нужно спросить у мужа, а что даже и спрашивать не стоит. Или я могу что-то делать – идти/прийти. Я хожу к подругам, я ходила на работу. У меня еще Украинский культурный центр есть, которым я занимаюсь. После работы в посольстве мы открыли этот Центр, спокойно хожу и занимаюсь им.

Жить и работать в Иордании

В основном, если у тебя есть высшее образование и хорошее знание английского языка – работу найти несложно. Я не слышу о такой проблеме – безработица. Такой проблемы в Иордании нету.  

Минимальная зарплата где-то 400 динаров, это около 500 долларов. Это минимальная зарплата, наверное, около того. Дорогая ли жизнь? Если приехал иностранец и хочет снять себе квартиру маленькую, как для туриста, маленькая квартира с мебелью. То это в среднем 400 динаров в месяц и будет.

IMG_7060.JPG

Маленькая квартира называется здесь студия, как и везде, наверное. Это отдельный зал, где телевизор/диван, соединенный с кухней. Маленький коридор с туалетом и одна спальня. Вот это маленькая квартира тут называется, американский вариант.

Если квартира стандартная, здесь, в Иордании, это три-четыре спальни и два зала. Это самая стандартная. Один зал – это там, где семья смотрит телевизор, сидят и все такое, там диваны просто с телевизором и все. Второй зал – это зал для гостей называется. Там обычно стоит большой стол обеденный и еще один комплект мебели. Это там, где встречают гостей.

Наша квартира, ну, она для Украины большая, а для Иордании скорее стандартная. У нас три спальни, в каждой спальне есть туалет. Туалет с душем, туалет с ванной, с чем-то таким. Получается, три спальни, плюс два зала, три туалета, еще один туалет для гостей, это обязательно и так здесь делают все, он без душа, без ничего, просто туалет с рукомойником. Кухня и еще у нас есть комната для домработницы.

Домработницы у нас нет, но комнаты такие в основном делают здесь во всех домах, потому что так принято, чтобы была домработница. У нее там тоже есть свой туалет. Домработницы, как правило, это приезжие: Бангладеш, Филиппины, Индонезия  – это самые распространенные страны, из которых приезжают.

Тут существуют целые службы и компании, которые этим занимаются. Насколько я знаю, у них около 150 долларов в месяц зарплата. Но, когда заказываешь себе домработницу, ты платишь офису, ты платишь за все документы. Потому что ей нужно здесь сделать «посвидку» на проживание, за контракт ты платишь, за билеты сюда, потом она приезжает, если тебе нравится – оставляешь её у себя дома, и она живет у тебя два года. Если не нравится, ты, конечно, можешь её отправить обратно в офис. Её меняют и присылают другую.

При этом зарплата – это её зарплата и все. Все, что ей нужно дополнительно: еда, какая-то одежда, для личной гигиены предметы, все эти вещи семья покупает ей отдельно, а не она за свою зарплату. А потом, когда она улетает домой, то же самое, ей должны оплатить весь проезд. Мне кажется, если не 80 процентов, то 60 процентов населения точно здесь имеет домработницу. Средний класс может себе это позволить. В основном средний класс – это когда в семье работает и мужчина, и женщина.

IMG_0963.JPG

В данный момент я не работаю, и нужно сказать, что тут очень много девушек таких, как я, которые не работают. И это касается и украинок, и арабок. Но большинство из таких девушек все равно с высшим образованием. Тут это принято, какое-то правило хорошего тона, получить высшее образование – это важно для них. А работать – это уже в каждой семье по-разному решается. Бывает, женщины не хотят работать, бывает, мужья не хотят, чтобы их женщины работали.

В нашем подъезде восемь квартир. На один этаж две квартиры. В бедных районах тут строят дома по три-четыре квартиры на этаж, балаган получается. Так отличается и цена на квартиры, еще от района очень зависит, ну, как и везде, наверное.

Амман

Тут вообще многое что сделано по районам. Есть район, который называется Сити-центр. Но сказать, что это центр Аммана – нет, это старый район. Старые дома, старый рынок, куда любят ходить все иностранцы, туда обязательно есть экскурсия. Мои родители там любят бывать, там продаются всякие арабские вещи.

Это традиционный рынок, абсолютно все там можно купить, и все очень дешево. И вот эти крики, как по телевизору можно увидеть: «А-а-а, подходите, покупайте!..» Но это не тот «центр» и туда не ходят погулять. Есть другие определенные районы, в которых много кафешек. Тут много катаются на машинах, останавливают машины, становятся возле них и пьют кофе, в основном так гуляют парни. Если это семейные люди, то ходят по кафе. По улицам здесь вообще никто не гуляет просто так, пешком, просто походить, погулять не принято.

Есть несколько парков, но там не ходят люди, не гуляют. Гуляют в больших торговых центрах, гулять – шопинг, кафешки, всякие аттракционы для детей. А по улицам – нет. Здесь нет общественного транспорта, вообще. Ни автобусов, ни трамваев, ни троллейбусов, только такси и все. Такси доступны абсолютно для всех, даже для бедных. 

Одежда дорогая. Но есть две сезонные распродажи, одна – в летнее время, и одна – вот в зимнее время, это перед Новым годом. Тут Christmas отмечают 25 декабря. И после этого Christmas, например, и после Рамадана. И распродажи такие: первая неделя -20%, потом -50%, потом -80%, далее -90% – это последняя неделя распродажи. В эти дни люди в основном и скупаются.

Арабы на это очень обращают внимание! Конечно, хорошо выглядеть – хорошо, но когда ты приходишь куда-то, тебя обязательно обсмотрят: в чем ты одет, как ты одет. Ты пошел забирать ребенка со школы: «И ты такое одел???» Или ты пришел к родственникам: «И ты такое одел???»  

Или чтобы кто-то в чем-то старом – ни за что. Если ты бедный, пусть у тебя будет что-то дешевое, но только новое. И это для арабов чуть ли не главная тема для обсуждения. По одежде определяют не то, чтобы уровень, но насколько человек следит за собой. Насколько он воспитан, какая у него семья, и вот это все они определяют по внешнему виду.

IMG_1803.JPG

Белые девочки

У меня была очень интересная работа, очень, я работала в консульском отделе, на приеме, и мне было интересно общаться с людьми, с нашими девушками. Приходят и с проблемами, приходят разные, и которые даже нелегально находятся. Мне кажется, это серьезная проблема. Ну, и для государства Иордании, и для нашего посольства.

Здесь так говорят, что они работают в баре, а что именно они делают в баре – это уже... Понимаете, слово «бар» тут, это такое слово, причем это не обязательно девушки легкого поведения. Не обязательно. Просто эта работа неприличная для Иордании. Незамужняя девушка тут не может пойти работать в ночное время в бар, там где есть алкоголь, где отдыхают мужчины, хотя там и арабки тоже работают.

Но наши девушки там работают по следующей схеме: они знакомятся с мужчинами, общаются с ними за столиком при всех. Эти мужчины, конечно, щедрые и заказывают все. И чем больше этот мужчина сделает заказ в баре, тем больше эта девушка получит процент. Вот такая у них здесь есть работа.

Я в баре за 10 лет жизни тут ни разу не была. Тут считается в основном, что ходят в бар девушки, скажем так, не очень приличные. А еще есть бары, в которых есть алкоголь, не во всех просто он есть, вот туда уже совсем считается неприлично ходить, даже мужчинам. Не все мужчины туда ходят просто из-за того, что там есть алкоголь.

С алкоголем в Иордании– отдельная история. Здесь это все скрывают, агрессивно к этому не относятся, но это считается неприличным. Есть алкогольные магазины, их очень мало, на них очень тяжело получить лицензию, чтобы открыть. Алкоголь здесь безумно дорогой.

И еще один момент с такими заведениями: не всем и не всегда можно куда-то заходить. Например, в большом торговом центре, мне мой муж недавно рассказывал, наблюдал ситуацию в пятницу, а пятница – это такой семейный день называется, и возле одного из кафе была какая-то компания пацанов, и охранник их просто не пустил на входе. Это во избежание каких-то проблем, в семейный день – компания пацанов, что вам тут делать?

IMG_5505.JPG

Курить можно везде. Это какие-то особенности страны – просто везде можно! Куда ни пойдешь, я не знаю, в любой офис, куда-то делать документы,  паспорт или там что-то такое... Везде все курят, кофе пьют, ты можешь сесть покурить, ты можешь выпить чашечку кофе. Абсолютно нет кафе, где нельзя курить, абсолютно!

Преступность

Мне кажется, что она очень скрывается и просачивается к населению очень редко. Тут очень хорошо работает милиция, её очень много. И милиция, может быть, я все сравниваю с Украиной, когда ты не всегда можешь доверять милиции, когда можешь попросить помощи и оказаться виноватой, в Иордании у народа 100 процентов доверия к милиции, 100 процентов. К гаишникам, к патрульным, которые просто на улице следят за порядком, просто ездят на машинах, стоят и охраняют дома.

Они очень дружелюбные и очень хорошие. Тут безумное количество секретной милиции. Это те, которые без формы, потому что есть и наркотики. Это такая самая распространенная, мне кажется, проблема в Иордании, это легкий наркотик, травка и другие виды.

Поэтому очень редко что-то происходит, и нам про это становится известно. Типа: «Вот там сказали, что что-то такое произошло». Бывает такое очень редко и не факт, что это правда.

Если о повседневной жизни говорить, то я не боюсь ни выйти из дому, если это вечер, поздно, допустим, с мужем моим. И когда мы жили в Украине, мой муж возвращался домой уже темно, после двенадцати, в час, два, три ночи, было некомфортно и страшно. А в Иордании такого понятия вообще нет. То есть ни днем, ни ночью, никакой опасности на улице нет абсолютно. В этом плане очень спокойная страна.

Иностранцев здесь очень любят. Интересуются ими, куда ни придешь, если ты иностранец, к тебе особое внимание. Если я езжу за рулем, например, меня останавливает милиция, мне всегда все прощалось: «Иностранка, ой, все хорошо, с Украины, все, езжай дальше, до свидания!» Везде, куда ни пойдешь, тебе всегда улыбнутся, спросят откуда. Если ты начинаешь с ними разговор, то начнут расспрашивать, им все интересно. Кофе угостят, здесь это принято.

IMG_1834.JPG

Король и королевская семья

Про политику тут практически не говорят. На таком уровне типа король хороший или король плохой, без конкретных там каких-то рассуждений. Но в основном короля очень любят. Таких, как у нас в Украине интриг, что кто-то где-то с кем-то, куда-то поехал, тот приехал. Нет, здесь вообще близко такого нет. Кто-то там не доволен какими-то контрактами с Америкой и Иорданией. Но это все настолько неизвестно народу в подробностях, что у людей нет из-за этого никакой паники, никаких митингов, разговоров, ничего нет абсолютно. Все мирно и все хорошо, слава богу, мне кажется, что так жить хорошо.

Пример. В прошлом году выступал король. И одна его фраза разлетелась по всей Иордании просто моментально. Знаете, все её повторяли, она стала таким себе символом Иордании. Он сказал такую фразу: «Подними голову, ты иорданец!» А говорил он это почему? Потому что вокруг Иордании – Сирия, Израиль, Палестина – вот все эти горячие точки, вокруг очень много проблем, а в Иордании до сегодняшнего дня все очень спокойно.

И плюс Иордания еще может помочь и иорданцам, и иранцам, и палестинцам, абсолютно всех принимают и всем помогают. Вот по этому поводу он и говорил: «Подними голову, ты иорданец!» Мне это очень понравилось.

Как живет король? Живет хорошо (смеется). Сейчас очень большое внимание к его сыну, потому что сын его уже закончил университет, учился в Америке, он вернулся, и все понимают, что он скоро-скоро будет новым королем. Действующий король еще не старый, но больше внимания сейчас на его сына. Чтобы показать, какой он молодец, всем интересуется, вот он выходит в люди, вот он общается с армией.

Жена короля, она здесь известна тем, что занимается благотворительностью, помогает женщинам и детям. Ездит на машине сама за рулем, мне ни разу не повезло её увидеть, но мои знакомые и родственники мужа очень много раз её видели. Ну, конечно, сопровождающие машины есть. Но едет всегда сама. Её простые люди видят, и милиция не перекрывает дорогу заранее, нет. Никакой паники вокруг этого нет и можно её увидеть спокойно.

IMG_1102.JPG

Все знают, где король живет. У него два дворца. Один дворец в этом Сити-центре, в этом старом городе, скажем так, больше для официальных приемов, когда приезжают другие президенты, короли какие-то, разные важные лица, он их встречает в том дворце. Это один, а второй – место, где он живет. Его вилла, ну и дворец, можно так назвать. Роскошная вилла.

Все знают, где это, но не все могут близко к ней подъехать. Можно там постоять, возле милиции и подождать, когда король будет возвращаться или что, увидеть его, помахать ему рукой. Правда, король часто использует вертолеты, здесь очень часто пользуются вертолетами богатые люди, тут так быстрее.

Коммуналка и еда

Мы отдельно платим за воду, отдельно платим за свет, а газ здесь в баллонах. Здесь не существует центрального отопления. Для батарей каждый сам себе заправляет дизель. Внизу, под домом, как в подвале, стоят такие контейнеры, туда заправляют дизель, для каждой квартиры есть свой контейнер. И вот в квартире есть кнопки, которые включают и выключают, каждый сам себе контролирует это отопление.

Есть камины, куда прямо баллон с газом вставляется. Он здесь в два раза меньше, я помню наши, украинские в селе, большие и красные, а здесь маленькие баллоны такие. И они вставляются в камин и отапливаются, и так же на кухне, когда готовят кушать, тоже подключается к плите просто этот газовый баллон, и все. То есть газ каждая семья себе контролирует сама.

А свет – это как бы центральная и государственная история, тебе не обязательно ехать куда-то и платить, тебе домой принесли такой чек, сколько ты использовал, и ты идешь в любой супермаркет большой. И там на кассе ты даешь этот чек, и специальные такие аппаратики существуют тут. То есть в любом месте ты можешь оплатить эти услуги. Квартплаты тут не существует в природе. Ты выплатил кредит и все, квартира твоя, никому и ничего не платишь. 

А еще, кстати, есть такая интересная штука, достоинство Иордании, я бы так сказала. Из-за того, что здесь, в Иордании очень много приезжих из Ирака, очень много приезжих работников из Египта, и теперь сирийцев стало очень много. Из-за этого в Иордании подорожал тот же бензин, подорожал хлеб, подорожали квартиры. Из-за такого наплыва иностранцев.

IMG_7036.JPG

И что сделало государство для иорданца – раз в полгода или раз в год, этим муж у меня занимается, они отсчитывают вот эти подорожания. Иорданцы идут в налоговую и получают вот этот процент, который они типа переплачивают из-за наплыва иностранцев в стране.

Этот процент высчитывают так – вот у моего мужа есть одна жена, допустим, не работает, есть двое детей, и есть, допустим, мама, не работает и нет папы. Они рассчитывают абсолютно все, и вот с этих расчетов они каждые полгода или год возвращают эти деньги, которые ты типа переплатил. Мне кажется, что это вот такое уважение к своему народу.

Бюрократии в Иордании не существует, как мне кажется. Вот все же в сравнении, если, например, поехать сделать загранпаспорт, мой муж поехал сделать детям загранпаспорта иорданские, у него это заняло полчаса, и заплатил там он 20 динаров за паспорт. Около пяти минут дела. А у нас в посольстве делают – три месяца люди ждут, и это долгая процедура.

Готовлю я в основном наши украинские блюда. Умею готовить и арабские блюда, но готовлю украинские, муж любит и дети любят украинские. И кроме меня, понятно, им никто не приготовит. Поэтому дома у нас такое: блинчики, вареники, пельмени, оливье, все наше такое – картошечка, все это я такое делаю, борщики, супики.

В основном из супов тут супы-пюре. А такое наваленное, с водой, которое плавает, картошка и все остальное, еще и красное – удивительно для них. Вареники с капустой – тоже очень подозрительно. Ну, вот если блинчики с медом, допустим, пельмени – это они любят. Сладости наши очень любят – тортики, медовики, наполеоны. У них сладости абсолютно другие, у них в основном, знаете, вот эти арабские сладости – слоеное тесто, пропитанное вот этим сахаром, орехов много.

Ну, вот мои родственники не едят мою еду, а муж – да. Ну, муж, он же в Украине привык за время учебы. А те, кто в Украине не были, те как-то так – нет, не могут.

Мы – украинцы!

В нашем посольстве я была одна украинка, живущая в Иордании, а все остальные были сотрудниками МИДа. Потом, когда я проработала два года, говорили мы тут все: «Украина, Украина», все скучают, а культурного центра нет, ничего нет вообще. И мне пришла идея, муж мне давно уже говорил организовать нечто подобное, что можно было бы сделать, украинский культурный центр. И мы нашли помещение, сделали все официально, назывался он «Водограй».

IMG_4901.JPG

И потому, кстати, меня уволили с посольства. Потому что по закону мне можно было его открыть, я ведь не дипломат, но, видимо, в посольстве волновались, что я буду использовать свое служебное положение для существования украинского культурного центра. Ну, и когда я его открыла, меня из посольства уволили. И вот я работала руководителем культурного центра. Хорошее время было, у нас там были всякие кружки, украинский язык, танцы, рисование, фитнес. Но, к сожалению, игра не стоит свеч, как говорится.

Я ведь работала как: допустим, я не получала ничего с этого, получали деньги только мои преподаватели. То, что я зарабатывала, я отдавала в зарплаты людям. И когда пришло время платить аренду заново, я посчитала, что мне это просто по деньгам не выгодно, к сожалению.

Мне по-женски в этой стране было очень тяжело, мне самой приходилось все это: поехать, пойти, забрать, привезти, с собой детей тащить туда, накормить и переодеть, тяжело, одним словом. Тут принято, что все дети, семья, дом и все-все полностью лежит на женщине, работает женщина или не работает. То есть муж мне не будет помогать убирать или бегать за детьми. И я просто устала и пришлось его закрыть.

Пока я работала в посольстве, то все спрашивали про такой центр, и я подумала, что да, это стоит сделать. Да и приятно этим заниматься, просто приятно. Потому что далеко от Украины, как бы то ни было, Украину любишь, ведь ты не чувствуешь никаких проблем украинских, ты просто здесь воспринимаешь Украину как родной дом и все.

IMG_5393.JPG

Поэтому было очень приятно заниматься вот этим всем украинским. А украинцев, к сожалению, приходило мало. Были арабы, были азербайджанцы, болгары, с Таиланда люди приходили. Такой, знаете, получился микс иностранцев. Но этой работой и временем я очень горжусь, это было хорошее время, интересное и, что главное, правильное и полезное для людей дело.

Я - украина!

Вот, давайте так, честно. Как-то жалко Украину, первое чувство такое. Я вот просто смотрю, как эта Иордания, вот в этой пустыне, и как народ себя чувствует, как они себя уважают, с такой гордостью к себе относятся. Наш народ себя так не уважает. И как-то жалко страну так, потому что у нас такая страна хорошая, люди не живут, а выживают в своем абсолютном большинстве. У них нет возможности, нет времени насладиться жизнью, насладиться своей страной, насладиться какими-то мелочами.

Нужно работать, нужно зарабатывать. Нужно, нужно, нужно вот это вот все. Это, может, и неплохо, но из-за того, что я здесь, в Иордании, здесь все абсолютно по-другому, никто никуда не спешит, никто не рвется прямо с таким стремлением заработать и выхватить любую копейку. Нет здесь такого.

IMG_4579.JPG

Тяжело приезжать домой в том плане, что видишь это все, идешь в супермаркет – на кассе тебе нагрубят. Идешь в салон, а к тебе там относятся не как к клиенту, а как будто ты пришел у них помощи просить. Резкость со стороны людей. Вот это да, вот это самое сложное для меня в Украине.

В Иордании детей балуют, им все можно, в супермаркете они бегают, хватают все, что хотят, никто их никогда не ругает. Мои, когда поехали в Украину, просто пример – записались в салон подстричь волосы, кончики. Мой ребенок сел, эта парикмахер её стрижет, и малая мне говорит: «Мама, я хочу себе челку». Я говорю: «Вы сделаете ей челку?» А она так крикнула не меня, вот так реально крикнула, типа: «Вы на челку не записывались, вы только на кончики». Мой ребенок испугался, и ребенок говорит: «Мама, я не хочу, не надо». Вот, как так? Обидно очень!

Я рада и в первую очередь очень рада за своих детей. Потому что мне здесь за них спокойно. Я не переживаю, что с ними в школе. Мне кажется, что моим детям здесь спокойнее расти, в обществе иорданском, в мусульманском.  За себя лично я тоже рада, но скорее из-за того, что я попала в хорошую семью и потому, что у меня такой характер, в принципе я ко всему, во-первых, отношусь с позитивом, и во-вторых, я быстро подстраиваюсь под любую ситуацию. Не хожу на работу – окей, я себе найду, чем заняться дома.

Иду на работу – тоже хорошо, успею и с детьми разобраться, и за домом посмотреть. Вот я такой вот человек, мне легко. У меня есть и иорданское гражданство, и украинское. Но самое интересное, что люди боятся об этом говорить, в посольстве об этом все знают. А боятся, знаете, когда летят в Украину, боятся пограничников.

Вообще, стать гражданином этой страны очень сложно. Когда я поехала получать иорданский паспорт, то моего мужа несколько раз спросили, согласен ли он, чтобы у меня был иорданский паспорт. И если бы он сказал «нет», мне бы никогда в жизни не дали бы гражданство. Нужно либо здесь родиться, либо выйти замуж и жить здесь. Ну, либо жениться на иорданке. Но на иорданках жениться... Очень редко такое бывает. Потому что у них по религии нужно выйти замуж за своего мусульманина.

Бывают, ну, там из Саудовской Аравии, ну, это очень редко. 

IMG_4279.JPG

Да, мужчине брать иностранку, это принято здесь. А вот девушка за иностранца – нет, не принято. Даже тут много людей из Ирака, даже такие браки в Иордании, между иракцами и иорданцами не распространены. Очень-очень редкие браки, когда иорданки выходят за иракцев, не говоря уже о других.

Здесь очень редко бывает минусовая температура, очень редко. Снег может выпасть, но, знаете, это стихийное бедствие для Иордании. Если снег выпадает, никто не работает, это выходные, обязательно. Очень рады, все выходят, гуляют, у всех выходные официальные, которые оплачиваются.

Скучаю ли я? У меня есть бабушка, и у меня такой контакт с бабушкой, с самого детства, такая любовь. Я не так часто езжу, бывает, раз в два года поеду. Родители приезжают, я с ними могу разговаривать, Интернет сейчас и все это общение. С утра до вечера в интернете.

А с бабушкой, у нее нет Интернета, она в селе, очень старенькая. Поэтому бабушка, её дом – это для меня то, что я прямо запах чувствую, когда вспоминаю её дом. Вот это то, что тянет меня в Украину, все остальные могут приехать и мне привезти.

А в предпоследний раз, когда я была в Украине, я обратила внимание на небо. Два абсолютно разных неба, абсолютно. В Иордании никогда нет туч, вообще никогда. Тут просто либо оно серое, когда пасмурно, либо оно голубое, когда солнечно, больше ничего ты на небе не увидишь. Ни звезд, ни туч, ничего здесь нет. В Украине – это красота.

Я в этот раз, когда ехала, я уже знала, что я буду фотографировать и фотографироваться на фоне неба. Потому что ночью – это звезды, а днем – это тучи. Особенно, когда выезжаешь из города, едешь куда-то в село или куда. Вот такие просторы, что видно так далеко небо, это невероятно.

Все фото - Екатерина Колесникова

Чтобы следить и читать самое интересное, подписывайтесь на нашу страничку в Facebook и Instagram!

Автор: Владислав Сидоренко

Добавить комментарий

вверх