Весь мир. Украинцы, которые там. Малайзия

«Представьте, я познакомилась с королем Голландии! Он был в Сингапуре, а мой муж организовывал прием, потом нас пригласили на банкет с президентом Сингапура и будущим королем Голландии. Мы просто подошли к нему поговорить. Оказалось, что он помнит Джона, они раньше где-то пересекались, он его помнит. И вот ты просто стоишь и 15 минут болтаешь с принцем, который, как оказалось, через три дня стал королем! Приглашение до сих пор берегу!»

«Про мой проект с племенем одна женщина разместила на Фейсбуке, в течение двух часов пришло сообщение, типа, что какая-то украинка поехала в наши джунгли помочь нашим людям. Вот вам 25 тыс. долл., постройте новый мост. И я стала маленькой знаменитостью. Одна малайская телекомпания теперь снимает по моему проекту документальный фильм».

Мы называем их эмигрантами. Их миллионы. Многие из них навсегда отказались от украинского паспорта. Как они живут, где работают, о чем мечтают и, самое главное, хотят ли они, однажды, вновь вернуться домой?

Большая история и невероятно интересный проект Халвы: Весь мир. Украинцы, которые там.

Галина Куземко. Моя жизнь в Малайзии. 

Чтобы следить и читать самое интересное, подписывайтесь на нашу страничку в Facebook!

GG.jpg

Человек мира

Это был 2001 или 2000-й, когда я выехала из Украины. Перед тем как оказаться в Малайзии, я прожила в Швейцарии, потом в Сингапуре, далее в Таиланде какое-то время, потом в Москве пять лет, потом опять в Сингапуре и вернулась в Малайзию. В общем, чувствую себя человеком мира.

Родилась я в Волынской области, закончила Национальный университет им. Т. Шевченко в Киеве, исторический факультет с красным дипломом. Немножко поработала в Польском институте в Киеве, это подразделение Министерства иностранных дел в Польше, я там работала.

Мой первый муж, он из Киева, работал на компанию «Филипп Морис» и его отправили работать в Швейцарию, собственно, потом по этапу, так сказать, Швейцария, Сингапур, Таиланд и так далее. 

Мы переезжали практически каждый год-два, меняли страну. А потом мы жили в Москве, это очень темное для меня время, но при всей этой тьме, как бы смешно не было, большинство моих друзей сейчас, вот настоящих и оставшихся – в России.

Но я буду абсолютно честна, если скажу, что для меня Москва, 5 лет в Москве это было самое ужасное время.

И получилось как  – моему ребенку нужно было поступать в High School, а еще в Киеве и везде в других станах она посещала так называемую International School. Поэтому, имея опыт жизни в разных странах мира, мы выбрали продолжить обучение в Сингапуре. Для подростка Москва была вредным городом, это было, наверное, главной причиной такого выбора.

2017-11-06-PHOTO-00000036.jpg

Понимаете, как, в той школе, в Москве, учились либо дети иностранцев, либо дети новых русских. Они все хорошие и замечательные дети, но иногда вот это влияние неправильное. То есть там ночные клубы, которые в 14-16 лет начинаются. Тусовка эта, меня это не очень устраивало – поэтому мы с ней переехали в Сингапур, поскольку ранее мы уже там жили и знали, что это абсолютно безопасный город, очень хорошее образование. Она пошла в старшую школу в Сингапуре, а потом поступила в университет, в Лондон.

Это новый этап в моей жизни, так как в это время мы решили с мужем развестись, и поскольку я как бы в Украину…  Я сразу расставлю все акценты: я очень люблю Украину, это моя страна, и я никогда свой паспорт не поменяю. Но, когда дочь уехала в Лондон учиться, я решила вернуться именно в Сингапур.

И спустя какое-то время я встретила там второго мужа. Он у меня голландец. Тоже находился там по работе и прожил уже около 20 лет. А потом он переехал работать в Малайзию, ну, и я за ним. И вот я опять в Малайзии, и уже живем тут пятый год.

Таиланд

Впервые я оказалась в Малайзии во время переезда из Таиланда. В Таиланде у меня была хорошая работа, я работала в пятизвездочной гостинице. Моя должность называлась "менеджер по продажам и маркетингу". И я любила эту работу, я любила погоду, я любила еду, мне нравилось все в Таиланде.

Правильно говорят, что все познается в сравнении (смеется). Когда я приехала из Сингапура в Таиланд впервые, понимаете... Сингапур весь такой чистенький, аккуратный и правильный, а Таиланд немножко другой (смеется). Но, когда я переехала в Москву, я немедленно полюбила Таиланд, с его пробками и бардаком. Когда ты живешь в Азии, круглый год 35 градусов, и ты приезжаешь в Москву, в минус 37 – моя первая зима... Я не знаю, у меня от воспоминаний мой спинной мозг до сих пор шевелится и дрожит.

2017-11-06-PHOTO-00000034.jpg

В Таиланде мы застали и первую революцию. Это было очень интересно, потому что посольство там было небольшое, и все сорок человек, проживающих в той стране, кажется, были на учете. И когда мы пришли голосовать, а муж меня попросил сделать какие-то оранжевые косынки, мы еще и ребенка тогда с собой потащили, оранжевую косынку одели. 

Оказалось, что мы были единственными, по-моему, кто проголосовал за Ющенко в первом туре. Насколько я помню, даже статья в СМИ была про наше посольство в Таиланде, оно стало единственным посольством во всем мире, где большинство проголосовало за Януковича. Это было смешно.

Мы застали там первую революцию, мы застали там цунами. Это было трагическое время, у моей дочки даже одноклассник погиб во время цунами.

Сингапур

Это невероятно. Ну, я вроде бы человек образованный, я читала, знаю достаточно много, а приезжаешь в Сингапур – и все равно, это что-то невероятное. Потому что весь город как пятизвездочная гостиница – чистый, красивый. Супермегабезопасный.

Конечно, там куча проблем. То есть, когда ты начинаешь общаться с местными людьми, ты понимаешь, что у них тоже много-много проблем. Но выглядит это все – нет слов, чтобы описать, как там хорошо. Это город, в котором можно случайно оставить 900 тыс. долл. в такси, и тебя обязательно найдет таксист вместе с полицией, чтобы вернуть эти деньги. Я оставляю телефон на столе, я не закрываю сумку.

И все в Сингапуре знают, что лучше правил не нарушать. Знаете, там за выброшенный окурок 500 долл. штраф. И даже не пытайся подкупить полицейского, потому что у полицейских очень высокие зарплаты, очень. Плюс на каждой пальме висит по скрытой камере. Поэтому полицейские никогда не возьмут взятку. Для них это бессмысленно. Никогда, и не дай бог по глупости предложить. Нет, лучше заплатить 500 долл. штраф. То есть это страна, где лучше правила не нарушать.

2017-11-06-PHOTO-00000032.jpg

Вот это чувство безопасности, оно немножко вредное после Сингапура. Потому что Сингапур – это одно. А другое – это реальная жизнь.

Для сравнения: когда мы только переехали в Малайзию, мы жили прямо через дорогу от Петронас-башни, всемирно известных башен – очень дорогое и такое знаковое место. И вот мы с мужем шли, он высокий голландец, под два метра ростом, и у него вырвали сумку двое на мотоцикле.

Еще Сингапур – это супер, очень-очень дорогая страна, безумно дорогая. Говорят, что Швейцария очень дорогая, так вот эта – еще дороже.

На самом деле много зарабатывает кто? – менеджеры, бизнесмены. Обычные, скажем так, таксисты или какой-нибудь там ремонт обуви – на самом деле, у них небольшие зарплаты. То есть там 900 долл. в месяц. Потому что снять квартиру, даже не квартиру, комнатку, просто где-то снять, будет стоить тебе все эти 900 долларов в месяц. А проезд? Одна остановка на автобусе – это примерно полдоллара. 10 остановок – 5 баксов. Все это очень сложно.

Пачка сигарет, пачка сигарет в Сингапуре, сейчас, на данный момент, если я не ошибаюсь, стоит 14 или 16 сингапурских, что-то около 12 американских долларов, больше 300 гривень на наши. Алкоголь – точно так же. В принципе, это очень-очень дорогая страна, но супербезопасная.

Малайзия

Тут мой главный проект и моя потрясающая история с моим племенем Дусум. Именно тут я почувствовала себя очень полезной. Все по порядку. Понимаете, тут оказалась очень хорошая команда в посольстве, потрясающая! Консул молодой, очень хороший, они очень много делают именно для объединения украинцев в Малайзии.

Это не просто, чтобы встретиться где-то на шашлыки и, я не знаю, поболтать-выпить или просто в вышиванках выйти на улицу. Это действительно работа и помощь людям, которые попали в беду в Малайзии. И это не просто слова, на самом деле это одна из самых важных деталей, когда живешь так далеко от дома.

2017-11-06-PHOTO-00000033.jpg

Я люблю Малайзию, тут люди добрее, чем в Сингапуре. Они очень любят иностранцев, ну, во всяком случае, мне так кажется. Они более приветливые, более открытые. Если сингапурцы постоянно в делах, суете и насупленные какие-то, то малайцы – они более расслабленные и открытые, я их обожаю!

Малайзия – она более бардачная, ужасно коррумпированная, по сравнению с Сингапуром. Ну, в Сингапуре тоже, возможно, коррупция существует, но она на более высоком, прикрытом каком-то уровне. В Малайзии такое вот… И все равно, тут очень хорошо (смеется).

Тут все намного дешевле, абсолютно все. То есть раза в три – точно. Но вот в чем они похожи, они никогда не говорят «нет». В Азии к этому очень сложно привыкнуть! Даже если они заранее знают, что они не могут что-то сделать или помочь вам, они все равно не скажут «нет». И вот это раздражает до ужаса. Просто, ну, скажи ты «нет». Для них это значит потерять лицо.

С эмоциями тут вообще строго, но это во всей Азии есть. В Таиланде, вот я помню тоже, в первое время, когда я начала работать, по глупости, я не знала, начальнику решила скандал устроить – расплакалась. Господи, он кричал и звал всех секретарш компании, чтобы меня успокоить. Потому что, знаете, не принято это, нельзя плакать, нельзя показывать эмоции.

Малайзия более консервативна, особенно в последние годы, это становится более и более, как это сказать корректно, в мусульманскую сторону. Иногда доходит до абсурда, как мне кажется.

2017-11-06-PHOTO-00000040.jpg

Пару месяцев назад решили запретить наименование «хот-дог». Потому что туристы с Саудовской Аравии считают это харам, считают это грехом. Понимаете, даже если этот «хот-дог» из говядины, все равно. У них же свинья считается нечистой, поэтому это все на уровне министра, который сказал: «Да, надо переименовать». Всем ресторанам, которые продают «хот-доги», надо получить новую лицензию. Тогда люди поднялись и просто начали ругаться, не смешите!

Тут такие же разные слои общества, как и у нас, часто проходят демонстрации и протесты между красными и желтыми. И мы постоянно получаем нотификации из нашего посольства, что, пожалуйста, будьте осторожны, не выходите на улицы.

Иностранцам в Малайзии абсолютно запрещено принимать участие в любых публичных, особенно в политических демонстрациях. То есть прямая дорога в тюрьму. Сразу и без разговоров.

Когда наши девочки организовывались в феврале 2014-го, они хотели просто выйти с поддержкой Майдана. Им местные власти разрешили только устроить на пять человек и то, только возле посольства нашего постоять исключительно 5 минут и разойтись. 

Революция-2013

Следили, как и все – в Интернете, мониторя, переживая, плача, отправляя деньги. Переживая за родителей, за дедушку, которому 90 лет и он пошел хотя бы машину посторожить, пока свекор и бывший муж выносили какие-то дрова и еще что-то, что они там привозили. То есть помогали, как могли, переживали очень.

И сейчас иногда помогаем, когда есть просьбы собрать деньги на какой-то госпиталь или детей вывезти на оздоровление. Мы пытаемся помочь все время, как можем. Любовь Шлапай, такая умничка, она организовала сама, то есть девочка, без посольства, без ничего, они с подружками организовали выставку про Майдан в одном из больших шопинг-моллов в Куала-Лумпуре, столице Малайзии. Они очень красиво это все сделали, просто невероятно, эти 3-4 девочки.

Что знают о нас в Малайзии? Ну, как и везде, наверное, не все люди одинаковые. Кто-то больше интересуется и знает, кто-то меньше. Но, если говорить о средней прослойке – конечно же, достаточно мало. Иногда еще Андрея Шевченко могут знать, помнят, иногда знают братьев Кличко.

2017-11-06-PHOTO-00000035.jpg

Про Украину начали много говорить, к сожалению, после самолета. Когда произошла катастрофа с Боингом 777 малазийским над Украиной. То есть в основном про страну заговорили после этого случая. Малайцы – они очень милые, очень приятные, но, как китайцы. Мне кажется, их гораздо больше интересует собственная страна, чем какие-то другие. Потому они мало интересуются такими далекими странами.

А узнают ведь в основном про нашу страну откуда? Знают, потому что медицинское образование. Многие до сих пор едут обучаться в наши медицинские вузы, ну, перед революцией точно многие ехали учиться. И сейчас, мне кажется, достаточно. То есть медицинское образование. Плюс, кто из наших приезжает работать в Малайзию? – Это IT-шники, это медицинские сотрудники, преподаватели медицины, от этих людей и идет основной поток информации про Украину.

Нас тут, украинских эмигрантов в Малайзии, не очень-то и много, в Сингапуре – много, на данный момент. Ну, как много? Может быть, зарегистрированных человек 300. А в Малайзии гораздо меньше, нас тут 40 или 60 человек живет. Но это зарегистрированных. А не все ведь становятся на консульский учет. Эта процедура необязательная, иногда люди не хотят, потому что в этих странах на консульский учет становиться, это только одна причина – голосование, выборы в парламент и президентские. То есть это дело выбора.

Известность и племя

Это было на какой-то вечеринке у друзей. Когда, знаете, такая барышня из высшего общества, разодетая в Шанель, подходит, знакомимся: «Что ты делаешь?» И я показываю, потому что у меня тут хобби появилось по шитью, стеганные одеяла и так далее. И она говорит: «О, а хочешь поехать в джунгли, дикие-дикие джунгли? И научить племя Дусун шить». Я говорю: «Давай». И думаю, все равно же просто разговоры – забудет. А она не забыла.

Она меня познакомила с девочкой, которая как раз занимается этими людьми. То есть это племя живет в Сабах и Саравак – это Борнео. Это два штата Малайзии, которые более крестьянские, чем мусульманские. И поэтому правительство, скажем так, оно не сильно выделяет денег на развитие этих штатов. Плюс они как бы автономные штаты, когда ты въезжаешь к ним, они ставят тебе отдельную визу.

Девочка говорит: «Давай туда поедем». Я думаю, ну ладно, у меня есть там швейная машинка, которой я не пользуюсь. Я им быстренько отвезу туда, покажу, как на педаль нажимать и до свидания. Потому что пообещала, как бы нехорошо отказываться. Все друзья с меня смеялись, у них там, в джунглях были случаи каннибализма раньше.  

2017-11-06-PHOTO-00000046.jpg

За мной заезжает ночью машина, в четыре часа. Отвозит меня в аэропорт, там сидит какой-то доктор, которого я вижу в первый раз, и звонит эта девочка. Она говорит: «Извини, я поехать не могу, мне только что пришла новость, умер кто-то из родственников». И у меня первая мысль: мы в аэропорту с каким-то доктором. Первое, о чем подумала, может быть, там какому-то богатому китайцу Сабаха нужна новая печень или почки.

Первая идея была свалить по-быстрому, но я все-таки поехала туда с совершенно незнакомыми мне людьми.

Дорога – нечто. То есть три часа перелета, где-то пять или шесть часов на машине по бездорожью. Дикие-дикие джунгли. Мы приехали ночью, когда лил дождь, мы шли через мост. Хорошо, что я не видела этот мост и это было ночью, потому что он весь в дырках и невозможно просто идти по нему. То есть над речкой, 66 метров, все, как в кино показывают. Потом еще по джунглям 40 минут.

И вот ты приезжаешь, действительно, вот эти вот домики на куриных ножках. И эти люди... Они даже понятия не имеют, как курей выращивать массово. Они мясо едят там два раза в год в лучшем случае. Все, что они выращивают  – только рис, а все остальное, что находят в джунглях, то и едят.

Но какими они там оказались классными! Мы приехали их спасать, а оказывается, что это нам надо спасение в этой жизни. Потому что мы работаем с утра до ночи, мы зарабатываем деньги, стрессы, чтобы потом оплачивать лечение и докторов. А они там сидят под своими пальмами и едят вот этот рис и жареные цветки папайи, которые знаете, притом имеют потрясающий вкус, честное слово! И абсолютно счастливые.

У них есть время для детей, у них даже какие-то дети другие. Нет школы, нет Интернета, нет телевидения, а дети такие воспитанные, такие хорошие.

У них там ни воды, ни электричества. То есть, как их учить? Какому шитью учить, если электричества нет? И я начала соображать быстренько, в Гугле насмотрелась, такому ручному шитью.

Как присела и начала их обучать, представляете, я очень горжусь ими, потому что их заработок был 10 долларов в месяц на человека. После моих поездок, а я туда ездила каждый месяц на три-четыре дня. То есть мы спим там, в джунглях практически, на полу. Вот эти светлячки, знаете, firefly летают вокруг.

2017-11-06-PHOTO-00000043.jpg

А сегодня они у меня делают такие потрясающе красивые вещи. Мы продаем там, ну, конечно, с помощью Фейсбука и рассказанных историй. Но мы продаем одну вещь – 200-300 долларов американских. Представляете?

Это тот случай, когда не давай денег, не давай рыбу, а научи лучше, как рыбу ловить. Потрясающая история, когда я в первый раз поехала, я ради шутки для мужа и для дочери сняла видео, как я иду по этому расшатанному мосту, разбитому мосту, по которому дети должны ходить каждый день в школу туда и обратно, это старшие дети. Младшие дети не могут.

Вся проблема в том, что маленькие дети не могут ходить в начальную школу. И когда они взрослеют и идут в эту старшую школу, они отстают по развитию. Поэтому они по жизни вот так, как-то заканчивают эту школу и потому у них нет возможности идти дальше. У них не хватает образования для колледжа и так далее. Многие оставляют школу в 12-13 лет.

И для нас, когда я сняла это видео и прислала мужу и дочери, и прислала вот этой барышне в Шанель, которая меня познакомила, а она это повесила на Фейсбуке. И вы представляете, в течение двух часов какая-то женщина сказала, типа, что какая-то украинка поехала в наши джунгли помочь нашим людям. Вот вам 25 тыс. долл., постройте новый мост. И я стала маленькой знаменитостью (смеется). Для меня это было то, что подтолкнуло поехать опять и делать что-то вместе с ними.

2017-11-06-PHOTO-00000048.jpg

А после второго раза мы забрали девочку, которую я вот определила для себя, у нее потрясающий талант. Я забрала ее в Куала-Лумпур, она на протяжении месяца приходила ко мне домой, училась, притом на английском, я не разговариваю их языком, потому что у них другой язык, и они не разговаривают на английском.

Я так ими горжусь! Я полностью оплачиваю все поездки, все ткани, то есть все. Мне Джон дает деньги на это. И меня спрашивают: «А зачем ты это делаешь?» А я говорю: «Это так хорошо!» Просто, когда я об этом думаю, как они развились, как они поменялись. И плюс люди с других племен, услышали про это все и приходят, мол, научи нас. Они не говорят: «Дай нам деньги». А просят: «Научи нас». И они сейчас приходят, там три или четыре села ходят к ним и учатся шить.

Дикие джунгли

Их домики сделаны из простого бамбука. Что они там делают? А ничего не делают. Проблема еще в том, что вот эти cабах и cаравак, потому что они крестьяне, они еще водки из пальм нагнать любят и сидеть пить ее. То есть практически они ничего не делают, кроме того, что рис выращивают, они сидят просто под пальмами.

У них потрясающая речка, они там  купаются, ловят рыбу. И вот живут, ну, как жили, я не знаю, люди 200–300 лет назад, примерно вот так.

Много молодых людей, но поскольку не учатся, чтобы учиться нужны деньги, они едут в города  и становятся жертвами сексуального насилия, несправедливых работодателей. Потому что их легко обмануть, они, как дети, понимаете?

Они вообще ничего не знают. Вот им пообещают, что вот сделай, вот поработай на меня полгода и я тебе заплачу, не знаю, 300 долларов. Они работают, потому что они верят. Они так привыкли в селе, потому что, вы знаете, они будут идти в джунглях, и если там будет лежать банан, висеть, и это как бы будет принадлежать территории другого села, они не возьмут этот банан.

Они такие вот, как дети, такие искренние, настоящие. А на чем они зарабатывают? Вот у них этот небольшой доход, они по джунглям ходят, по этим каучуковым деревьям, надрезают, собирают каучук и потом сдают.

Вот интересная штука. То есть китаец, если он заработает деньги, он вложит их в новое дело и будет дальше зарабатывать, зарабатывая больше и больше. Малаец заработает деньги и сядет под пальмой, будет сидеть дальше. Типа зачем что-то делать, пока не потратил? Вот это вот разница менталитетов.

И поэтому мы тоже боялись, что они возьмут продадут одеяло, возьмут 200 долларов и будут сидеть под пальмой очередные полгода. Варить, не знаю, пиво из пальмы и ничего не делать. Поэтому мы поговорили с ними, посоветовались и человеку, который сделает одеяло, или его семье отдаем только 20% на руки.

2017-11-06-PHOTO-00000047.jpg

Все остальное они отдают в свое сообщество. То есть они построили сейчас как бы сарай-гараж, где они собираются, где они сидят целый день, шьют, поют, играют и так далее, для детей. Сейчас мы помогаем им организовать свою начальную школу.

То есть из этих денег, которые они зарабатывают, 80% они отдают вот в эту общую кассу. Они будут нанимать учителя, который будет приходить из другой деревни к ним и учить маленьких детей. И когда маленькие уже пойдут в школу, которая находится в 40 минутах по джунглям, плюс через этот мост, который, слава богу, отремонтировали, они уже получат образование на уровне с другими детьми. И тогда у них будет больше перспективы.

То поколение, которое взрослое сейчас, оно потерянное. Они уже имеют свою жизнь. Они вот заработают деньги и будут сидеть под пальмой. А вот у молодого поколения, у них все-таки есть шанс, во всяком случае, если они и не станут докторами и инженерами, когда они поедут в большой город, они будут что-то знать и будут готовыми к чему-то.

Девочка, которую вот мы забирали в Куала-Лумпур, которую я учила, оказалось, что у нее два старших брата в Куала-Лумпуре. Когда-то давно они уехали. Но поскольку они тоже ехали за большими деньгами, а кто-то обманул, кто-то подставил, денег не случилось. А менталитет малайцев – им стыдно вернуться обратно домой без денег.

Поэтому они и стали какими-то бездомными, наркоманами. Она даже с ними не пыталась связаться, когда она была в Куала-Лумпуре. Они потерялись. В этом наша идея, что ты можешь себя защитить, только когда у тебя есть знания.

2017-11-06-PHOTO-00000042.jpg

Для меня поэтому просто потрясающе, что всего за пять поездок они у меня научились так, что все кто видят,  просто не верят. Там настолько талантливые люди – у меня заняло, например, два года, чтобы научиться. А там мужчина, который как бы пастор этой церкви, он сел и за пять минут выдает мне такие чудеса, что я просто расплакалась.

Позже одна малайская телекомпания начала снимать по моему проекту документальный фильм. То есть, настолько это успешный был проект, и я должна была ехать. У них съемки в сентябре были, но я не смогла выбраться, не получилось. Я думаю, что в январе поеду. Но это правда, я оставила свое сердце там.

Борщ

А как мы наш, украинский борщ в тех джунглях варили! Я как-то там, на рынке в Ранау увидела свеклу красную. И вот возникла эта идея сварить борщ. Когда я еду туда, у меня вот эти два-три дня научить их как можно больше по шитью. А борщ готовить еще на целое село, на 40 человек. То есть я сказала, что у меня времени нет, и я буду только командовать.

Вот я говорила, что чистить, что делать, мы мяса купили, то есть купили все необходимое. И меня поразило то, что пришли все помогать. Пришли старейшины села, пришли подростки-мальчики, которым обычно, знаете, как всем подросткам, ничего не интересно в таком возрасте. Вот и они пришли – все помогали. И это было потрясающе. А потом мы все ели вместе и, конечно же, угадайте, они прямо в борщ насыпали рис или рис, а сверху наливали борщ. То есть их не отучишь.

У нас как хлеб главное, у них – рис. Им понравилось или, во всяком случае, делали вид, что понравилось. Но ели все, было очень здорово! У меня вот в этом районе, где это село, они знают про Украину больше, чем во всем Куала-Лумпуре. Знают, наверное, больше, чем про собственного премьер-министра, у меня там такая сильная идет информация об Украине.

Мой дом

Ощущаю ли я себя украинкой? Наверное, все-таки, чувствую себя гражданином мира, в какой-то момент для меня перестали существовать национальности, нации. Для меня есть одна нация –нормальных людей и нация идиотов, просто две категории людей.

Но я украинка, и я никогда... Меня часто спрашивают, собираюсь ли я паспорт на голландский менять? А не буду я, потому что мене звати Галина Миколаївна Пузенко, і я голландка? Да не смешите меня, поэтому менять паспорт я точно не буду.

Конечно, я приезжаю родителей проведать. Прошлым летом мы были, сейчас планируем, может, в конце месяца в Киев прилететь.

Я люблю Украину, это моя страна. Просто сейчас, когда я приезжаю... у меня друзья в Киеве, квартира у меня в там, я университет заканчивала. Но друзей-то осталось трое-четверо и только те, которые еще с университета. Я очень скучаю, но почему-то уже… это дом, но не дом, это родина. Я скучаю, но моя жизнь уже будет в другом месте.

2017-11-06-PHOTO-00000053.jpg

Понимаете, когда я приезжаю и еду к родителям, это Волынская область, в село. И вот там достаточно простая жизнь. Ну, как, Интернет у них есть, санузел и ванная с теплой водой, но все равно я чувствую себя там хорошо. Мне кажется, я могу жить везде и всегда там, где хорошие люди, я бы чувствовала себя нормально. Мне кажется. Или, возможно, я оторвана от украинской действительности?

Я бы не сказала, что наша жизнь от Малайзии сильно отличается. Вот, мне кажется, примерно на одном уровне с Малайзией Украина.

Я не про Куала-Лумпур говорю конкретно, но я же много путешествовала, я же говорю по уровню жизни в целом. Да, от Сингапура мы далеки, от Голландии это очень далеко. Наверное, Таиланд очень похож по уровню жизни.

Украина издалека

Да, я понимаю почему наши люди все чаще говорят про эмиграцию. Потому что в стране кризис, в стране война и как бы люди пытаются найти как выжить. Я не вправе давать советы, уезжать или не уезжать, потому что я-то не в Украине. Но мне хочется, чтобы, знаете, чтобы нас было, сколько нас там было раньше – 52 миллиона? Вот, чтобы люди, чтобы страна развивалась. Чтобы экономика поднималась, чтобы мир был, чтобы свою страну строили.

Да, я не в Украине, но я всегда помогаю, я всегда поддерживаю, если что-то надо, чтобы в Украине было хорошо.

Мне кажется, что нам нужно быть честными. Я думаю, что наши многие проблемы в том, что кто-то очень часто пытается кого-то надуть. И поэтому существует и коррупция, и какое-то воровство, я не знаю, но надо вот прекратить это.

Нам нужно изменить этот менталитет. Нам надо стать честными сами с собой и перестать постоянно делить что-то, перестать делиться на языки, национальности, на религию. Жизнь, на самом деле, мне кажется, очень короткая, чтобы вот воевать, воровать, обманывать.

2017-11-06-PHOTO-00000037.jpg

Меня поражает, вот в Голландии, насколько это все прозрачно и честно. Вот налоги платишь, я не знаю, ты работаешь честно, ты не обманываешь. А у нас вот, я не имею права говорить, но вот то, что я читаю, вы знаете, постоянно какие-то нехорошие новости доносятся сюда. Имею в виду коррупцию.

Чья-то жена, какого-то политика, неожиданно, я там не знаю, купила компанию, бизнес какой-то. Почему она ее купила, потому что она жена этого политика. Вот примерно так. То есть в Голландии это полная прозрачность, полная, какая-то простота и доступность, это очень сильно бросается в глаза.

Я знакома с королем!

Потрясающая история, правда! Представьте, я познакомилась с королем Голландии! Дело было так. Он был в Сингапуре, а Джон как бы организовывал прием, министра торговли принимал, потом нас пригласили на банкет с президентом Сингапура и будущим королем Голландии. Который сегодня уже стал королем.

Вот, вы знаете, мы просто подошли к нему поговорить. Оказалось, что он еще помнит Джона, они раньше где-то пересекались в Голландии, он его помнит. И вот ты просто стоишь и 15 минут болтаешь с принцем, который, оказалось, эта встреча была в 2013-м, 25 января, кажется, у меня приглашение есть, до сих пор берегу (смеется).

2017-10-09-PHOTO-00000022.jpg

А через три дня королева Беатрикс возвращается в Голландию и отказывается от престола в честь ее сына. И мы с Джоном так вот поулыбались, а мы-то вот позавчера с королем разговаривали. Просто у них, знаете, как-то все просто. Подошел, поговорил, нет понтов, везде прозрачно, не знаю.

Вот у Джона мама, она пенсионерка, ей 94 года, она живет на свою пенсию. Потому что этой пенсии ей хватает. И вот она в свои 94 года захотела королева Беатрикс – полетала на воздушном шаре.

Вот мне хочется, чтоб и у нас так люди, за свою пенсию не выживали на килограмм сахара, а чтобы они могли жить в свое удовольствие. Чтобы это случилось, надо, чтобы те, которые у власти, работали честно. Я безумно люблю нашу Украину!

Все фото - Галина Куземко

Чтобы следить и читать самое интересное, подписывайтесь на нашу страничку в Facebook!

Автор: Владислав Сидоренко

Добавить комментарий

вверх