Эксклюзив Халвы. Андрей Шабанов (вторая часть)

Вторая часть большого интервью с известным телеведущим, шоуменом, голосом, а с 28-и лет (!) и генеральным продюсером, наверное, самой смелой и форматной радиостанции в Украине - «Просто ради. О». 

В отличии от первой части нашей болтовни, вторая - более личная. Андрей откровенно говорит о нашем ТВ, о понтах и трэше, рассказывает о неприятной истории со Славой Вакарчуком. 

Про деньги. О квотах на радио и языке. Про человека, Андрея Шабанова.

Часть вторая. Большой

Чтобы следить и читать самое интересное, подписывайтесь на нашу страничку в Facebook!

3V5A6053.jpg

Просто Ради. О

Наше телевидение выглядит так, как и любое другое телевидение центральных телеканалов в любом государстве. Существуют определенные ментальные особенности целевой аудитории, и нужно этим чаяниям следовать. Долгое время на радио мы пытались воспитывать наших слушателей. Говорили им: «Вот это хорошая песня, вот это – классно, если ты слушаешь эту музыку, у тебя хороший вкус. А вот эту–не надо».

Мы подтролливали разных исполнителей, которых считали безвкусными. Над целыми музыкальными направлениями, типа шансона, могли издеваться. И сейчас видим результат. Все исполнители, звучащие на станциях входящих в первую пятёрку, это те самые безвкусные исполнители, которых мы всю жизнь троллили в эфире. Мы никогда не были в первой пятерке, согласно официальным рейтингам, но у нас есть своя аудитория – мы нишевая станция. Если кто-то слушает нас, то это, как правило, очень лояльный слушатель, который с нами от и до, независимо ни от чего. Он не бегает между станциями. 10 кнопок и восьмая – это «Просто радио» не про нас. Мы у него всегда первая кнопка, а остальных пресетов просто напросто нет.

Почему мы не охватываем много городов? Во-первых, уже поздно развивать частотное FM-вещание. Окупаемость в разы дольше. Быстрое развитие технологий. Очень недальновидно вложить миллионы в покупку частот и FM-передатчиков, а спустя год узнать, что весь мир переходит на новую систему вещания. Более того, я не думаю, что наш формат может нормально зайти в маленьком городке. Например, мы вещаем Житомире – там 120 тысяч населения.

Это областной центр, но ясно, что там не хватает необходимого нам количества слушателей в нашей целевой аудитории. К примеру, наша месячная аудитория в Киеве – около миллиона. Это те люди, которые в течение месяца хотя бы раз включили «Просто радио». А сколько слушателей мы соберем из 120 тысяч?

Этого мало, очень сложно сделать такие цифры рентабельными. Поэтому с нашим форматом радио в Украине нужно развивать сетку в больших городах-миллионниках, таких как Одесса, Днепропетровск, Киев, где мы собственно и вещаем. Могли бы в Харькове открыться. Во Львове, например, вряд ли, поскольку мы одесская станция, а у львовской аудитории есть определенные предубеждения, как мне кажется. Из Львова не было ни одного предложения о вещании за все 23 года нашей работы.

3V5A6039.jpg

Однажды в Нацсовете я общался с человеком, который искал возможность в одном из районов то ли Ивано-Франковской, то ли Тернопольской области запустить станцию. Не буду врать, не помню. Они даже лицензию, по-моему, получили. Мы встретились случайно, нас познакомили в Нацсовете. Он искал, с кем бы подписать договор на ретрансляцию, но в радио он ничего не понимал. Был, как говорят, представителем собственника. На мой, полный удивления, вопрос: «Зачем им в районе своя радиостанция? Уж точно не для зарабатывания денег!»

Он дал ответ, который сейчас можно было бы счесть сепаратистким, поэтому цитировать не буду, но речь не об этом, а о возможности нашего вещания у них на частоте. После моего рассказа о том, что мы за станция, как вещаем, где вещаем и так далее, он задумался, сделал паузу и говорит: «Вы - одесситы, вы - москалики, вы у нас не зайдете». Это был, по-моему, 2012 год. В любом случае, закрывая тему частотного вещания и отсутствия нас по всей стране – это вопрос новых технологий, который делает инвестиции рискованными, вопрос нашего достаточно узкого формата и, конечно, ментальных особенностей разных регионов.

Времена изменились

Смотрю ли я телевизор? Ну, это, конечно, понты, когда кто-то из медийных личностей или ваших аля продвинутых, модных и современных друзей говорит, что не смотрит ящик. Естественно они смотрят, я смотрю телевизионные продукты и продукты телевизионных каналов. Но в то время, когда мне удобно, столько сколько мне удобно и онлайн, используя YouTube или сайты тех телеканалов, продукт которых мне интересен. Я не смотрю эфирное ТВ, это правда, но только потому, что занят постоянно, как многие.

Модель телесмотрения, привязывающая тебя к телевизору в конкретное время, без возможности отвлечься на что-то, пойти сделать себе бутерброд и чай – в прошлом. Люди смотрят там где хотят, тратят на это времени столько сколько могут, приостанавливают просмотр по собственному желанию и досматривают тогда когда удобно. Поэтому снобистки звучащая фраза: «Да у меня уже давно и телевизора даже нет!» - вранье. Он есть, только карманный и называется он сейчас смартфон.

Я потребляю новости, в частности, в видеоформате, развлекательный контент, кино. То есть то, что раньше можно было посмотреть только по телевизору: разные развлекательные шоу, кинофильмы, новости, но сейчас я потребляю это онлайн.

Для меня это не только тот контент, который делают наши телевизионные лидеры, но и продукт, аматорски сделанный не компанией, а простым человекмо, которого называют влогером. Времена изменились, сейчас получить развлекательный контент можно от громадного канала, который покрывает 99% территории страны, как «Новый канал», например. Или же от юного влогера, который съездил на какой-нибудь фестиваль и снял 20-минутный ролик о том, как там было круто.

Он тоже может быть не менее интересным, хотя на производство этого контента, включая стоимость поездки, ушло 1,5 тысячи долларов. А у канала – 25 тысяч на один 45-минутный эпизод.  

3V5A7001.jpg

Часто слышу: «Наши каналы выдают полный интеллектуальный мусор! Вот в Америке есть телеканал Discovery, допустим, и многие другие, которые развивают». Понимаете, в чем разница: у американцев больше денег вот и всё. Так коротко и просто. Когда у нас на душу населения будет хотя бы столько же, сколько в Америке, поверьте мне, на телевидении Украины, увеличится количество телевизионных каналов в разы, и мы станем еще более сегментированными. Каналы делают то, что может окупиться, а при нынешних доходах населения и уровне нашей экономики нишевый канал для интеллектуалов – это мгновенные убытки.

Заработать на телевидении могут исключительно центральные каналы – это первая пятерка. Все остальные – дотационная история и дополнительное финансирование. То есть телевидение должно быть рентабельным в первую очередь. Нишевый канал не заработает, он очень дорогой. «Просто радио», например, как нишевая радиостанция может заработать, но только потому, что изготовление радиопродукта в разы дешевле.

Если, допустим, каждая секунда телевизионного эфира стоит нереальных денег, потому что канал сам изготавливает этот продукт, то на радио 80% эфира – это музыка. А за музыку все радиостанции платят фиксированную сумму роялти. Условно говоря, 1 секунда музыкального контента для радио, очень грубо, стоит 10 копеек. А телевизионному контента – 100 долларов. Это несопоставимые вещи.

Правда и стоимость рекламного времени на радио и телевидении тоже разная.Создавать продукт, который был бы интересен массам, – это, поверьте мне, нереально сложная задача. И когда вы, предположим, с тремя высшими образованиями, смотрите развлекательное шоу, где какой-нибудь человек, тоже с тремя высшими образованиями, пытается слизать со стриптизерши взбитые сливки, вы думаете: «Господи, какой идиотизм! Они же реально там на телевидении отупляют страну, нацию, население. Где же интеллект?»

3V5A6040.jpg

Ну где-где? В Интернете, на таких порталах, как Халва, например. Потому что вот мы с вами встретились, сделали интервью, потратили на него час времени, и оно будет стоить работы фотографа, аренды сервера и вашей заработной платы. Но я уверен, что это не 20 тысяч долларов за час, как на ТВ.

Представьте час эфирного времени на телевидении в плане производства, учитывая зарплату всей команды: операторы и режиссёры монтажа, аренда техники, гонорары ведущим, локации, декорации, стилисты, гримеры и так далее. Это обойдется в 10, в 15 тысяч долларов – точно, а может и больше. Поэтому каждому, кто ищет интеллектуальный продукт, должно быть ясно, что весь он – в Интернете. В виде текста в основном.

В идеале телевизионный продукт должен быть золотой серединой, которая была бы и интеллектуалам интересна и, образно говоря, менее образованным людям. Например, шоу типа «Х-фактор», «Голос країни» и так далее. С точки зрения продакшна эти адаптации форматных проектов в Украине сделаны офигенно, лучше гораздо, чем во многих европейских странах.

Вот, например, Прибалтика, там численность населения на каждую из стран приблизительно такая же как в Оболонском районе Киева. Понятно, что денег на производство нет, потому как аудитория мизерная. Поездите там и посмотрите их телевидение – вы зауважаете наше. Вы скажете: «Господи, да мы живем в Диснейленде».

Подъем с Романом Скрыпиным

Должен сказать, что это был очень интересный продукт, но с низкими рейтингами, поскольку мы с Ромой полярно разные люди. Но, несмотря на то, что у нас там с Роман Скрыпином отсутствие взаимопонимания в кадре, мы в прекрасных отношениях до сих пор. Не то чтобы мы дружим и часто общаемся, но я считаю, что он молодец. Рома на своем месте и делает правильно то, что делает.

Там была такая история. Мы начали работать после того, как с эфира сняли вторую по популярности команду ведущих утреннего шоу «Нового канала». Первым по популярности был дуэт Ефросинина-Горбунов, которые, собственно говоря, начинали это шоу и проработали в нем 5 лет.

После было много разных команд. Менялись, менялись, менялись, а после того, как закрылся «ComedyClub» украинский, пришли Педан, Притула, и к ним добавили Олю Фреймут. Они тоже давали офигенные результаты.

3V5A7003.jpg

Но телевидение – это место, где все динамично меняется. Сколько они проработали, года три? Со временем их рейтинг тоже начал падать. Поэтому канал стал искать новую аудиторию.

Когда меня брали на работу в «Подъем» на Новом канале, был взят курс на, скажем так, увеличение среднего возраста целевой аудитории. Мне тогда было 35 лет. Я был таким себе интеллигентом из Одессы с филигранным чувством юмора. А Рома – известнейший политический журналист, который отвечал у нас за информационную составляющую. Очень долго нам искали девочку. Одну позвали, вторую, третью – ничего не сработало. Проработали мы около года вместе, месяцев 10, если я не ошибаюсь.

Если я правильно понимаю, то решение сделать канал немного старше было основано на том, что молодая аудитория не платит деньги – у них их просто нет, поэтому никто не хочет для такой аудитории рекламироваться. А у нас, очень грубо, 70-80% рекламодателей c хорошими бюджетами рекламируют продукты, которые заточены или под людей постарше, или вообще под все возрастные группы – автомобили, алкоголь, лекарства и так далее. То есть не джинсы, футболки и кроссовки.

Мелких рекламодателей на центральных каналах у нас мало, им это не по карману. И если канал работает на малолеток, то, соответственно, у нас и рекламных денег мало, все деньги уходят каналам, которые работают на аудиторию постарше. Такая логика была. Поэтому тогда решили, что, мол, давайте чуть-чуть приподнимем средний возраст. Не сработало.

А вообще, это был мой первый телевизионный опыт в системном и ежедневном проекте в прямом эфире. Сумасшедший опыт, конечно. Было очень интересно.

3V5A6040.jpg

Мой стэндап-шоу

Сейчас многие знают про мои стендап-концерты. Я долго пытался реализовать эту идею, но, правда, не очень получалось. У нас, к сожалению, истории и культуры стендап-комедии не было до 2012 года, поэтому, когда я начал этим заниматься, – некуда было пойти и посмотреть. Это сейчас вы можете вбить в Гугле «стендап Киев», и вам покажут ребят, которые в разных клубах шутят в этом жанре.

У нас был КВН. КВН, в отличие от стендапа,– это групповой жанр, он более простой. Далеко не каждый КВН-щик может стать хорошим стендапером, стендап-комиком. Вдобавок ко всему, со временем выяснилось, что у стэндапа куча своих нюансов – плотность юмора, например. И если ты хочешь делать стендапн проект на телевидении, то на ТВ ты не можешь показывать тот же стендап, который «катаешь» в зале.

Почему? Потому что людям свойственно держать пульт дистанционного управления в руке и переключать канал, если шутка долгая. Например, вы подводитесь две минуты, а потом шутите. Как анекдот – рассказываете, рассказываете, а юмор там в самом конце. Если этот анекдот длится две-три минуты, то человек может просто не дотерпеть до окончания, до самой шутки. Если все подводки, весь остальной текст, кроме шутки, ему покажется унылым – он перейдет на другой телеканал, где что-то происходит, какой-то экшен, быстрее меняется картинка и так далее.

Поэтому, чтобы делать стендап для телевидения, плотность юмора должна быть раз в 30 секунд или меньше. То есть за минуту – три шутки, и они должны быть хорошие, не ниже среднего. И для того, чтобы отснять и показать в эфире шестиминутный монолог, в нем должно быть 12-15 удачных, крепких шуток. А это все безумно сложно.

3V5A6041.jpg

Наши ребята писали, приходили, выступали, отмечали для себя, что зашло. Что не зашло – выкидывали, оставляли самое крепкое и снова дописывали. То есть, условно говоря, написал десятиминутный монолог, вышел, выступил на вечеринке – и реально от десяти минут осталось три. Комик оставил эти три минуты, написал еще десять. Выступил следующий раз, от них осталось две, добавил к ранее написанному материалу – есть уже пять минут. Снова десятиминутный монолог написал – практически все зашло, отлично. Вот у него есть новый монолог. Так все и дописывалось.

КВН в Украине не только телевизионным юмором ограничивался. Многие команды играли, даже не участвуя в чемпионатах. Да, говоря о юморе на телевидении, если мы посчитаем количество производимого кем-то продукта, то, конечно, «95 квартал» будет на первом месте. Я считаю, что это абсолютно оправданно и заслуженно – они давно этим занимаются, все правильно делают, они большие молодцы и профессионалы.

Представьте себе: всех зрителей уже приучили к тому, что телевидение – это экшен, это быстро меняющиеся картинка, цвета, разные декорации. А стендап-комедия на телеэкране – это говорящая голова в течение шести минут. Потом выходит ведущий – это снова говорящая голова –и представляет следующую говорящую голову.

Например, тот же «Дизель» на ICTV, который сейчас мощно растёт. У них декорации меняющиеся, миниатюры, мужчины, переодевающиеся в женщин, женщины, переодевающиеся в мужчин, и так далее. Это сценка –мини-спектакль с разными декорациями, который в любом случае для среднестатистического украинца смотрится прикольней, чем говорящая голова без имени, звания и статуса селебрити.

Да, возможно, он прикольно шутит, но, фактически, не происходит на экране. 

3V5A6045.jpg

Linkin Park и «Просто РОК»

Да, LinkinPark были единственный раз в Украине. И, по сути, больше никогда и не будут в классическом составе. Говорю, как есть: их привез Артём Вознюк, собственник «Просто радио». Ему надо за это спасибо говорить. Это была исключительно частная инициатива.

А почему не было больше фестиваля «Просто РОК» - это, скорее, вопрос к Артему. Дело в том, что он когда-то давно, еще с партнерами, сделал первый «ПРОСТО РОК» в 1997 году в Киеве. Это вообще был первый сборный концерт в столице. Большие группы, которые тогда мощно звучали на «Просто радио» появились на одной сцене. Потом был «ПРОСТО РОК-99», «ПРОСТО РОК-2000». И вот дальше они сделали еще два фестиваля и стали на паузу.

Потому что другие фестивали начали появляться, и не так легко стало удивлять людей просто большим сборным концертом. Да и с каждым годом фестиваль должен как-то расти, прогрессировать. А в 1999 году «Просто РОК», который я вел, открывал «Океан Эльзы». Потом выступала Чичерина, хедлайнером была Земфира, в один из годов «Мумий Тролль», «Сплин», я уже не вспомню всех. А что дальше? Надо делать шаг вверх, на других фирменных артистов переходить.

Тогда концертная тема вообще не была развита. Первый концерт самой мощной рок-группы был в 2000 году –компания «Евро-шоу» привезла группу «Дюран Дюран». Концерт состоялся в ДК «Украина». Пришли все наши песцовые шубы, депутаты, сели, ляли их пришли вместе с ними. Как думаете, зашла им группа Дюран Дюран на сцене Дворца «Украина»? Кому реально зашло – это галерка.

Реклама была такая, что это любимая группа принцессы Дианы. И в нашей стране, в сознании среднестатистического украинца, существуют две их известные песни: «Come Un done» и «Ordinary World». Ну, естественно, мы использовали «Come Un done» в рекламном ролике.

3V5A6047.jpg

Музыканты приехали, как и любая хорошая группа, с новым альбомом. Сыграли все песни, а потом–несколько хитов из старенького. И когда сыграли первые четыре песни из нового альбома, которых никто не знал, какой-то чувачок с телочкой в песцовой шубе крикнул: «Come Un done давай!» Это та самая история, когда рука-лицо –сидишь такой, и так стыдно за свою страну. Но зато был полный зал.

Сложно было с западными артистами, инфраструктуры еще концертной не было, ничего. Вся активная деятельность у нас началась уже года с 2004, наверное, когда они массово начали включать Киев в свои туры.

От Linkin Park, по-моему, поступило предложение, когда у них был европейский тур. Проблема в том была, что очень поздно сообщили нашим, что могут и в Киев заехать. И локации не было, на которой можно было бы концерт провести. «Олимпийский» то лизанят был, то ли не занят, но оказался очень дорогим, как у нас это часто бывает. Поэтому решили сделать это в Одессе – типа лето, море. Стадион «Черноморец» уже достроили. Билеты вышли в продажу где-то за полтора месяца до концерта, а продать стадион за такой срок, даже на самого большого артиста, у нас в стране нереально, просто невозможно.

Многие выставляют билеты на продажу даже за год до события. Например, анонсировали тур какой-то группы – и организаторы выкинули тысячу билетов. Обычно по льготной цене. Они разметаются – еще подкидывают, потом еще. И за полгода до ивента выставляют уже весь объем – покупайте. А полтора месяца – очень маленький срок.

3V5A7004.jpg

А потом война началась. Во многих странах посольства не особо рекомендуют артистам ехать. Это звучит как: «Рекомендуем воздержаться от поездок в такую-то страну в связи с военным конфликтом, который там сейчас происходит».

Это единственное, что может остановить музыканта от поездки в Украину, в остальном предубеждений нет. Мы точно так же входим в туры, как и любая другая страна Восточной Европы, вроде Польши, Чехии, Румынии, Болгарии. К нам едут нормально.

Язык

Я - русскоговорящий человек. Родился и вырос в Украине. Я не россиянин, никогда гражданином России не был. Родился на территории СССР, где и хил в УССР до 14 лет, остальное время в Украине, за исключением трех лет перерыва на Соединенные Штаты.

За всю свою жизнь на территории Российской Федерации, может, 20 дней был. То есть меня сложно обвинить в русофилии, но русский язык – мой родной, на этом языке говорил мой город. Говорить на русском не было моим выбором. Условно говоря, когда мне был годик, меня никто не спросил: «Андрюха, а ну-ка скажи, ты на каком хочешь: на украинском или на русском?»

Так разговаривали мои родители, так начал разговаривать и я. Язык для меня инструмент, поэтому мне сейчас сложно, и это главная моя боль. На овладение своим профессиональным инструментом, в данном случае – родным языком общения, на котором работаю в эфире, я потратил, грубо говоря, 41 год. Теперь мне надо потратить какое-то время, чтобы овладеть украинским на таком же уровне.

Да, я изучаю украинский и, думаю, сейчас разговариваю лучше, чем 80% депутатов Верховной рады. Но я перфекционист. И если я хочу делать классный продукт, а мне не интересно делать хреновый, конечно, я буду недоволен своим украинским языком.

У меня есть к себе претензии: я считаю, что мне еще работать, работать и работать. И раз уж у меня до сих пор есть к себе претензии насчет русского языка, то я даже не могу себе представить, сколько времени у меня уйдет на то, чтобы сделать идеальным свой украинский. Ну, посмотрим, что будет дальше.

3V5A6049.jpg

Квоты на радио

Сначала было очень тяжело. Но нам повезло –музыки и песен на русском, украинском языках до введения этой квоты у нас в эфире было 10%. Наш плейлист – это 90% западных исполнителей. А для станций, в эфирах которых больше 50% песен на языках Евросоюза –это чтобы не сказать «не на русском» (вот так гибко сформулировали –«на языках Евросоюза»), – квота на песни украинских исполнителей на украинском языке не будет подниматься выше 25%.

Если взять, к примеру, радио «Шансон» и «Русское радио», то для них квота поднимется, по-моему, до 40%. А для таких станций, как мы, как «Энерджи», например, она останется на уровне 25%. Поэтому квоту мы выполняем.

Сперва – очень плохо. У меня даже был в каком-то смысле конфликт со Славой Вакарчуком. Когда квоту только ввели, в нашей фонотеке было всего около 100 песен украинских исполнителей, независимо от языка исполнения. Примерно столько же и песен русских исполнителей, чтобы вы понимали, независимо от языка исполнения. И из этих 100 песен украинских исполнителей – 50-60 группы «Океан Эльзы», остальных – по 2-3.

И когда нам сказали: «Ну все, ребята, с понедельника уже пора», я просто позвонил музыкальному редактору и сказал: «Ну, значит, смотри, каждая четвертая песня на украинском языке. Вперед». Он взял все, что было на украинском языке, и включил в эфир.

3V5A7005.jpg

Соответственно, в каждом часе звучало по 2-3 песни «Океана Эльзы». Ребята из группы подумали, что мы издеваемся и троллим их таким образом. Позвонили мне и призвали этого не делать. Я попытался объяснить, что это не так, что у нас банально нет музыки. То есть пока мы новых артистов найдём, новые песни наберем на украинском языке, время пройдет, а сейчас будет так. Но мне не поверили. Все равно решили, что мы грубо продолжаем троллить.

Нам начали писать в социальных сетях о том, что «спасибо, ребята, вас в самую пору переименовать в "Океан Эльзы-FM"». У меня есть один приятель, телевизионный ведущий, который на эту тему даже видео снял. Он едет в машине, щелкает три станции, там везде «Океан Эльзы». Он пошутил, что есть «Радио Алла», (было «Радио Алла», помните?), давайте сделаем «Радио Слава», «Слава-FM», поскольку у нас сейчас все станции похожи.

А потом очередной звонок из офиса группы меня прямо убил. Я говорю им, что мы не троллим, и объясняю ситуацию, а они говорят: «Ну да, да, мы все понимаем, но не надо так делать. Мы понимаем, что вы не троллите, но всё равно не надо троллить». Тогда я придумал акцию – Ни одной песни «Океана Эльзы» в эфире.

Говорю, давайте проведем эксперимент: слушатели жалуются, все станции их крутят, а у нас вообще не будет. Дал задание, ребята мои сделали проморолик о том, что только на «Просто ради.О» ни одной песни «Океана Эльзы», а в конце быстро так, как в конце рекламных роликов: «С 1 по 30 апреля».

Ролик сделал наш продакшен, а он такой обидный получился. Я его, извините, провтыкал.

3V5A6051.jpg

Ну короче, мне казалось, что Вакарчук после звонков этих из офиса их должен был отнестись к этому с юмором. Спустя какое-то время я встретился со Славой случайно в супермаркете, и к моему удивлению он был дико зол. Сказал: «Спасибо за все, можете больше никогда нас не крутить». Я хотел ему объяснить, что да как, но он в обиде удалился. Вот видите, что квоты делают? (смеётся) Сейчас немного проще, с момента введения квот на радио прошёл год.

Деньги

Открыто сейчас никто об этом говорить не будет, но российский рынок, а это очевидно, всегда и до сих пор по количеству денег, которые там вертятся, в разы больше и в разы мощнее нашего. Поэтому артисты, скажем так, без определенной жесткой политической позиции в стране, никогда не будут исключать для себя гастроли в России. А если родной язык исполнителя – русский, то вообще сам бог велел.

А те, кто принял для себя после начала войны решение при любых раскладах не выступать в России, хоть и поют на русском, перешли на украинский язык, им хоть и сложно, как я понимаю, но вариантов нет. Потому что они понимают, Украина – это единственная страна, в которой они могут сейачс гастролировать.

Я думаю, наша главная беда,– это, конечно, не язык, не отсутствие таланта или умения. Все есть, со всем этим проблем у нас нет. Наша главная беда – это экономика. Я не хочу лезть в эти дебри и навешивать очередные ярлыки, говорить, что если бы не воровали чиновники и политики, то всё было бы по-другому, но как только у нас в стране появится больше денег, сразу же пойдет все вверх. Артистов станет в разы больше, соответственно, мощность и платежеспособность появятся.

Представьте, что у нас есть определенное количество людей, которые зарабатывают какие-то деньги. У каждого из них есть строка расходов на развлечения, к примеру, 500 гривен в месяц. Эти деньги человек потратит на один концерт, не на два, не на шесть.

3V5A6052.jpg

А вот когда у него появится возможность, допустим, потратить в четыре раза больше, 500 гривен в неделю, и он сможет ходить каждую неделю на какой-то из концертов, тогда, соответственно, и концертов станет больше, и музыкантов. Спрос рождает предложение.

Это касается любого бизнеса – музыкального, медийного, юмористического и так далее.

Человек Андрей Шабанов

Мало моих интервью? Если есть время, я всегда встречаюсь и общаюсь. Если нормальный ресурс, то я всегда открыт. Вот мне кажется, Халва – нормальный ресурс. Во всяком случае, мне понравилось то, что я там увидел. Со мной договориться – не проблема.

Что бы я сказал, если бы меня могли услышать все украинцы? Я не верю в групповые обращения. Я не использую слово «народ». Я использую слово «люди» всегда. Это принципиально. Потому что народ – это некая абстрактная серая масса. А люди – это множественное число от слова «человек». Каждый. Не бывает «они захотели». Нет, всегда есть кто-то конкретный, кто захотел или не захотел. То есть я все-таки сторонник индивидуального обращения к каждому конкретному человеку.

Если я что-то делаю для зрителя, то обращаюсь к нему, информирую его или развлекаю. Когда мы говорим об обращении, то я понимаю так, что это обращение должно быть с каким-то там смыслом. Это, наверное, мудрость какая-то должна быть. А я не считаю себя мудрым человеком. Ну, во всяком случае пока, а может быть, никогда им и не стану. Я достаточно скептически отношусь и к своей образованности, и к своему интеллекту. Я считаю, что есть в разы более умные люди, чем я.

Да, генеральным продюсером на радио я стал. Хочу ли я стать генеральным продюсером на ТВ? Ну, во-первых, это тяжелая и ответственная работа. В том плане, что генеральный продюсер несет ответственность перед учредителями за все финансовые показатели. Более того, я вам скажу: я и на радио ни на каком другом, кроме «Просто ради.О», не хочу быть генеральным продюсером. Потому что с этой станцией меня связывают почти 24 года жизни. Мы с учредителем столько же знакомы, знаем друг друга как облупленные, все наши положительные и отрицательные стороны.

3V5A7006.jpg

Вдобавок ко всему, хочется заниматься творчеством. А в должности генерального продюсера на телевидении, поскольку там много денег крутится, очень много ограничений, за пределы которых ты не можешь выходить. Гораздо больше, чем на радио. А свободы меньше.

Это тоже творческая работа, безусловно, и там можно реализовываться. Но генеральный продюсер подчиняется генеральному директору, генеральный директор подчиняется, допустим, совету директоров. Совет директоров подчиняется главному учредителю или группе учредителей. И каждый следующий этап слегка сужает, сжимает границы твоего творчества. То есть когда идея проходит через очередное звено, пятое, выясняется, что ты можешьтворить только вот в этом узком фарватере. И ни на 15 сантиметров ни влево, ни вправо. А хотелось бы.

Понятное дело, что чем выше должность, тем проще. Но чем больше денег в бизнесе, тем больше ответственности. Когда стоит вопрос производства нового шоу за два миллиона долларов, и вы как генеральный продюсер предлагаете его, не дай бог оно покажет низкие рейтинги – все, на эшафот, держать ответ. Поэтому надо триста раз все продумать, много ночей не поспать.

А я пожилой человек, я хочу спать. Мне 41 год уже. (смеётся) Я хочу с дочкой пообщаться. Или, например, выйти стендап рассказать на сцене. Найти классную песню, которая рвет мозг, поставить ее в эфир на радио. Съездить куда-то в путешествие. У нас ведь много талантливых ребят, которые смогут быть генеральными продюсерами на общенациональных телевизионных каналах. И я думаю, что у них хорошо получится.

Чтобы следить и читать самое интересное, подписывайтесь на нашу страничку в Facebook!

Автор: Владислав Сидоренко Фото: Сергей Дидковский

Добавить комментарий

вверх