Эксклюзив Халвы. Bob Basset

Его работы использовали: Avril Lavigne, Metallica, маски Slipknot, KORN, Tantric. Он делал вещи для Lady Gaga и создавал наработки Николь Кидман.

Он может похвастаться сотрудничеством с модным домом Givenchy, The New York Times, Vogue, Fashion Magazine. Миллиарды людей во всем мире знают его как Bob Basset. В Украине же харьковчанин Сергей Петров известен довольно узкому кругу людей.

Сергей приезжает в Киев ночным поездом. Ему нравятся переезды именно ночью, он называет их ритуалом и традицией. Встреча назначена на Подоле, на ул. Воздвиженской. Тут, недалеко, пройдет его первая персональная выставка Entity.

Перед интервью Сергей спрашивает, хорошо ли он выглядит. Его это очень волнует, потому что на него будут смотреть дети и жена, они ему очень дороги. Сергей сразу шутит, мол, попросту не сможет вернуться домой, если что.

Эту встречу мы с Халвой ждали больше месяца, договориться об интервью очень сложно. Не столько из-за человеческих качеств, сколько из-за того, как этот человек использует свое время. Он боится его тратить. Разговор о времени – именно с этого и начинается наша беседа.

Часть первая: человек Сергей Петров

Чтобы следить и читать самое интересное, подписывайтесь на нашу страничку в Facebook и Instagram!

G_C96B7423.jpg

Время

Знаете, это какой-то страх от бессмысленности. Это не страх одиночества, но это чувство, когда в какой-то момент жизни приходит осознание, что для результата тебе нужно приложить усилий немножко больше, нежели ты ожидал вначале.

Ситуации, когда что-то тебе легко дается, они, конечно, случаются иногда, но это как чудеса-исключения. Я понял, что если ты хочешь добиться чего-то, сделать, то нужно смириться с тем, что тебе придется потратить значительно больше усилий, нежели ты рассчитываешь или когда-то думал.

И в связи с этим я ловлю моменты, например, когда приезжаю в тот или иной город с каким-то официальным событием, например выставкой, у меня как раз появляется такой легкий страх: что я вроде как херней занимаюсь, потерей времени. Вместо того, чтобы сидеть в мастерской и создавать нужное. Потому что то, что я называю нужное и есть для меня настоящее.

Вот вы со мной встретились, почему? Потому что я нечто создал, и оно вызвало реакцию у многих людей. И вам стало интересно встретиться со мной. Но ведь сначала было же сделано то самое настоящее.

C96B7072.jpg

Мой мир

Если есть возможность вызвать такси по телефону или по приложению в телефоне – конечно, я выберу приложение. Минимизация к коммуникации у меня отслеживается. Мне больше по душе написать сообщение, чем позвонить. Да, такие штуки есть. Но я не сумасшедший, я социально неопасен.

Я четко осознаю, что есть гравитация, люди, счета – как бы мрачно это слово не звучало, но все эти вещи, у меня нет никаких иллюзий по этому поводу. Я не думаю, что может появиться какой-то дракон, взмахнуть крыльями, и я полечу – такого нет. Но у меня есть теория, после которой кажется, что люди в белых халатах должны взять меня под ручки и утащить в какое-то учреждение (смеется).

Она заключается в том, что я путешествую по параллельным Вселенным. Забавно в этом всем то, что мою теорию нельзя доказать, но нельзя и опровергнуть. Смотрите: доказать ее невозможно потому, что я вижу эти микроразличия, которые постоянно происходят, как маленькие чудеса. Было вот так, а стало резко иначе. И как я понимаю, это смена какого-то мира, и я это реально вижу. А для всех присутствующих тут все и всегда было одинаково, ничего не менялось. И вот я не могу ни доказать им, ни опровергнуть себе.

C96B7075.jpg

А по поводу миров – они же существуют, реально существуют. Я в этом уверен абсолютно и полностью. И как бы говорить об этом… о том, что только я там нахожусь – ошибка. Более того, у наших вещей, у них же есть такое свойство. Вы взяли вещь и находите в ней что-то свое, только ваше, и понимаете это только вы. Если этого не произошло – ну, значит это не ваша вещь, скорее всего. Это больше ничего не означает, просто она не ваша.

Но наши вещи почему-то почти все вызывают какую-то реакцию и ее динамику. Иногда люди меня даже находят, рассказывают какие-то свои история про эти вещи. Я ими очень сильно дорожу. Ну, я считаю их очень личными, и для меня эти люди важны, я не говорю об этом публично.

Но каждая линия, каждый изгиб моей маски, я знаю, откуда взят каждый сантиметр. Из какой Вселенной, что она собой представляет и почему она именно такая, а не другая. Каждая маска – отдельная жизнь. И в идеале каждая из них должна порождать целую Вселенную.

C96B7132.jpg

Он – не человек

Я редко об этом говорю. Но какое-то время в своей жизни, долгое время, я жил в состоянии субъективного идеализма, потом просто в идеализме жил. Потом пришло осознание того, что это крайне нелепо и не работает. Я сформировал себе в жизни цель и Bob Basset – результат этого.

Это не альтер эго Сергея Петрова, Bob Basset – это явление. Я себе его представляю, как если бы его экранизировал Тарковский или Феллини, это бесконечный туман и борт корабля. Вы заходите на него, и не видите ни начала, ни края этого корабля. Вы видите только ту зону, которую можете видеть своим углом обзора.

Bob Basset – это бесконечный корабль. На котором появляются люди. Они заходят туда, сходят. А есть его сердце. Это мастерская, грубо говоря, из которой выходят предметы и т.д. И я занят вот этим сердцем. Я в машинном отделении, примерно представляю, куда он плывет. Но даже я не знаю, где он начинается и где заканчивается. Я знаю только место, из которого рождается движение, и я занимаюсь этим движением. Хотя спорить сложно, вероятнее всего, этот корабль живой (смеется).

C96B7416.jpg

Люди приходят-уходят. Они что-то создают, кто-то покрасит часть палубы и скажет: «Вооот, вот это Bob Basset». Я говорю: «Да, это Bob Basset. Я пошел в машинное отделение». И даже было несколько таких историй, что люди приходили, они сходили с ума от причастности к этому всему. Начинали мне рассказывать, что я не понимаю, что делаю. Что все это гадость, что «Ты ничего не понимаешь». Я говорю всегда: «Хорошо, я в мастерскую». И эти люди бегали, перекрашивали свою часть там чего-то. Я спокойно себе делал то, что должен. Вот так вот.

Возле сердца я, конечно же, не сам. Со мной есть люди. В сердце таких людей пять. Да, пять. Мы очень долго с ними. С одним мы, наверное, уже лет 30 вместе. А остальные – это уже такие семейные, такие вросшие друг в друга люди, семьи. Я хочу сказать, что только «вросшие» друг в друга люди и могут создавать все это. Так это и делается.

Манифест Bob Basset

У нас написано: «Делай забавную штуковину с группой сумасшедших», грубо говоря. Это, конечно же, не дословный перевод, но абсолютный смысл. Это мое заявление. Удивлять и быть удивленным, мне кажется это очень важно.

Смысл всей моей жизни называется очень просто – Bob Basset, все. Что звучит невероятно, к моему сожалению, но это факт, допустим, для моих близких. Что у меня есть смысл жизни и это – Bob Basset. Во всех его проявлениях. Вот в том виде, в котором я его описал. Как сердце огромного корабля, который должен двигаться в любом случае. И мне абсолютно все равно, что происходит снаружи. Я буду делать все, чтобы он двигался, чтобы он создавал предметы, чтобы они выходили наружу, пока я могу по этому поводу шевелиться хоть как-то.

ФОТО_6.jpg

У меня не работают маленькие цели. Я не умею накопить на телефон, я не умею решить свои жилищные условия в какой-то приемлемой форме. Ну, у меня все хорошо, вы не подумайте, но все равно, эти решения происходят у меня только в рамках какой-то общей картины.

Например, раз и появились деньги на какую-то поездку, связь, счета и там другие какие-то штуки. Все это появляется только тогда, когда я погружаюсь действительно, опять-таки, в процесс создания и работы над своими предметами. При этом я чувствую, что все это идет медленно. Компания Bob Basset заслуживает гораздо большего внимания, нежели у него сегодня есть в этом мире.

Потому что мы сделали на сегодняшний день реально до хрена. Количество визуальных образов просто фантастическое. Но, ничего, я не жалуюсь. Жаловаться-то мне не на что. И так в этом мире людей, которые сделали столько же, не так уж и много. Но того, что мы сделали, еще абсолютно не достаточно – в этом я уверен. Нам еще делать и делать. Работать и работать.

ФОТО_7.jpg

Работа с поп-идолами

Я абсолютно не стесняюсь работать с поп-звездами. Если происходит синергия с этими поп-людьми – я только «за». Это же соответствует нашей общей цели? Я вообще считаю, что люди, которые отрицают поп-культуру и говорят, мол, мы вот тут такие, а они сякие – ханжи. Потому что та же самая Madonna, мы можем ее по-разному оценивать ее поступки, действия, или Lady Gaga, но мы отлично понимаем, что они что-то точно знают. То, чего не знаю, например, я.

Вот как она может сделать так, чтобы на нее обратила внимание вот эта вот волна людской массы, которые стали ее последователями до безумия. Понимаете? При этом мы знаем, что это поп, что это как бы коммерция во многих деталях. Но талант в этом есть, он безусловен.

Есть понимание чего-то, чего не знаем и не понимаем – ни вы, ни я. Потому Bob Basset абсолютно не стыдно в этой компании. А если кто-то считает, что стыдно – это его мнение. Опять-таки, вот в какой-то части корабля, наверное, это очень стыдно, понимаете? А в другой части корабля, из которой этого не видно – вот, я вот так хочу сказать – это не стыдно.

Чтобы следить и читать самое интересное, подписывайтесь на нашу страничку в Facebook и Instagram!

Конец первой части.

Фото: Максим Костенко

Добавить комментарий

вверх