Эксклюзив Халвы. Евгений Малуха

CAM30336.jpg

Если написать Евгений Малуха в поисковике Google, и зайти на страничку Википедии, любой из нас прочитает – украинский актер театра и кино, актер и режиссер дубляжа, диктор. «Ну и что», - может подумать кто-то, но это и есть главная ошибка.

Абсолютно особенный человек, и с ним знаком чуть ли не каждый житель Украины. Заходя в любой кинотеатр страны посмотреть очередной блокбастер, или включая перед сном сериал, скорее всего, вы будете слушать именно этого человека.

«Доктор Хаус», «Симпсоны», «Южный парк», «Альф», «Игры Престолов», «17 мгновений весны», «Ирландец», «Хоббит», «Трансформеры», «Механик», «Налетчики», даже играя в World of Tanks – вы слышите его голос. А еще десятки, сотни других работ.

Договориться о встрече с этим человеком не очень то и просто - его разрывают на части разными эфирами, съемками, записями. Первую часть интервью, как раз, мы встречаемся записать на съемочной площадке, Евгений снимается в новом сериале для одного из самых больших телеканалов страны. Халве удалось уболтать Евгения переговорить во время обеденного перерыва.

Этот вопрос задавать уже даже неприлично, но кто сможет, услышав Альфа, не спросить о нем самом?

Да. Посмотрите на меня. Я и есть тот самый Альф

Я очень четко помню этот момент, потому что работал тогда в театре на Левом берегу. А 90-е же самые «хлебные» года у нас были, и все искали подработку. И я в это время подрабатывал в театре, это театр-студия называлось, тогда они росли как грибы. И одна из актрис говорит: «А у меня супруг главный редактор ICTV, и они ищут сейчас, набирают базу артистов, им нужны молодые голоса». Мне тогда было лет 36, это по всем меркам бывшего Советского Союза – очень молодой артист. И я пришел на пробы, «оставил» свой голос и через какое-то время мне перезвонили.

Ну, театр, я даже до этого всего в ТЮЗе работал, наверное, лет 11, в Киевском и еще 3 года в Сумском – животных никогда не играл. То есть я не знал, как это. А тут озвучка – просили и не сильно играть, но и вместе с тем и играть, потому что если не играть, то оно не интересно. От нас просили простую подачу текста.

Я приехал на телеканал, думал, на пробы, а мне говорят, мол, не-не-не, ты уже утвержден, садись и работай. Я слегонца начал там читать текст. А буквально через неделю пришла какая-то большая партия фильмов: «Даллас», «След сквозь время», «Счастливчик Люк» – там был целый набор. Владельцем ICTV тогда был американец, и он привез с собой мешок материала.

Переводчиком сценариев Альфа был Александр Горобецкий. И вот, мы засели с ним на полгода за эту работу. Делали мы по пять серий в неделю, точно не помню, сколько там серий было, около 120, кажется, и вот так, по пять серий в неделю мы писали.

Ну, конечно, на первых порах мы тратили кучу времени: за один день могли продублировать только серию, допустим, да. А потом мы пошли уверенно,  мы в день могли уже и пять серий сделать. То есть технологически мы уже поняли, что там происходит, и мы уже начали гнать. Так же и с озвучкой «Симпсонов» произошло, и с другим материалом; если материал понятен, ясен – это довольно быстрый процесс.

CAM30129.jpg

Хорошо ли я знал Альфа? Понимаете, он такой… В то время у меня был пес, эрдельтерьер, очень на него похожий, так же курчавый, и такой же наглый, и такой же требовательный. Ну, вот как домашнее животное. Мало того, что очень хорошо расписано в сценарии это существо – оно все время чего-то просит, чего-то хочет, вот как ребенок. Потом побалуется – бросает. Там надоело – да ну его, куда-то бежит в другое место. Вот так же и мой пес, у меня то есть, ассоциации были такие, очень четкие насчет него (смеется).

Первые пять серий мы пытались сделать просто озвучку, вот как поляки озвучивают фильмы, как нас и просили вначале. Отстраненными голосами, то есть, когда идет только подача текста. А потом мы сказали: «Не, ну нельзя же так все это…» Ведь они там смеются, плачут, давайте, если даже мы не можем стереть эти моменты – давайте играть, что ли? Ну и вот, прошло больше 20 лет, говорят, вышел шедевр. Мне приятно, что тут добавить.

Сегодня, вот каждый раз, иду в студию и как бы думаю, вот это сейчас я прихожу и делаю такой же шедевр, как «Альф». А тут, допустим, не получается так. Но, когда мы делали озвучку «Альфа», мы не думали ведь, что будет такое звучание и результат. Мы где только можно отзвучали к тому времени уже, а потом только пошла популярность самого сериала.

А буквально через полгода «Даллас» был сериал, «След сквозь время», где был чистый дубляж, когда дублировали прямо по записи – это же очень трудно, это пять человек на экране, представьте, они должны говорить, и перевод идти, голоса попадать в ритм движения губ актеров, это называется «липсинг».

Вообще, Украина талантами полна, просто никто не занимается их поиском, целенаправленным поиском, системным формированием базы. Вот только сейчас начали проскакивать, такое ощущение, что только проснулись и начали искать.

Ну, а тогда в итоге все-таки вышло, получилось, правда, потом это все ушло в никуда, а проснулись где-то уже в 2006 году. Мультфильм «Тачки»: ура-ура! зазвучала украинская речь, революция такая! Оказывается, а наш украинский дубляж не хуже! Но почему это не хуже, он просто такой, как должен быть по канонам дубляжа, то есть он соответствует оригиналу.

CAM30343.jpg

Понимаете, какая штука, все эти разговоры вокруг да около языка – это очень интересно, наверное, смотреть эти споры с попкорном перед телевизором, увлекательно, но, как мне кажется, как профессионалу, дубляж не может быть лучше русского или хуже, лучше, там, китайцев или хуже.

Есть определенные каноны, как должна соответствовать речь героя, только на другом – иностранном языке. Поэтому у меня тут вопроса не возникает. Ну, а для людей почему-то это было как революция. Мы же не можем быть вне политики, вот новое поколение политиков приходит и такое ощущение, что они заново начинают строить Украину. А ведь все давно построено, и мир знает все рецепты.

Говорим, показываем и учим на украинском

Как я отношусь к украинизации? – Хорошо. Русский для меня как иностранный. Обычно все интервью и эфиры я веду исключительно на украинском, это мы просто начали говорить так, а обычно только на украинском – серьезно, правило жизни! Вот, а в данный, вот именно в данный исторический момент, из-за невоспитанности нашего зрителя, я исключительно поддерживаю такую государственную политику, ведь русского реально много. Он и так есть, и он никуда не денется из нашей страны.

Это доминирующий язык, который существует везде. Просто из-за того, что у нас исторически так сложилось. Когда пошла русификация, столица в первую очередь была русифицирована. Хотя, говоря за себя, я вам скажу, что я до семи лет не знал ни одного слова по-русски, то есть я понимал, но вокруг меня не было русской речи. Все везде разговаривали на украинском языке. Я учился в украинской школе.

И я за то, чтобы в данный исторический момент воспиталась такая прослойка, которая чувствовала бы украинский, как свой родной язык, относилась к нему так. А у нас же типа такое похабное: «А, язык это типа язык деревни». Кто-то же нам это рассказал, откуда это взялось? И мы знаем, помним, потому что в райкоме сидел товарищ, который говорил, потому что его прислали из России: «А чего это ты, хохол, тут разговариваешь, так я тебя не понимаю, а ну, давай по-русски». Или как там: «Я русский бы выучил только за то, что на нем разговаривал Ленин». Это тотальная была политика русификации всех республик, всех, будем так говорить, государств, которые входили в состав Советского Союза.

CAM30398.jpg

Мне кажется, эти вопросы должны были быть решены еще в 1991 году. Как в Израиле в свое время. Организовывается государство, значит, должны быть поставлены ориентиры. А у нас здесь главу СБУ утверждали в комитете по Госбезопасности. Значит, о чем речь? А премьер-министров тогда как назначали? А министра иностранных дел? А если мы вспомним, кто у нас был министром иностранных дел, значит, мы можем прийти к выводу, что и президент у нас назначался, вербовался, управлялся где-то там, вот и все. И все разговоры наши об украинизации упали.

Наши недоброжелатели, скажем так, не заинтересованы, чтобы государство развивалось по своим законам национальным. Это же политика и вполне понятная. Мне странно, что кто-то этого не понимает или имеет сомнения на этот счет.

Я считаю, что вначале нужно состояться, а потом уже решать, какие у нас области на русском, какие – на украинском, какие и где квоты на язык нужны, и нужны ли они вообще. У нас говорят – квота украинского языка. Что за фигня такая? У нас квота русского языка в эфире должна быть. Русскому дают как языку нацменьшинства. Это мы в быту можем на любом языке разговаривать. А есть государственная политика, которая должна быть и такой, и такой, и такой. Но вначале она должна быть украинской, если государство называется Украиной. В противном случае оно должно иначе называться.

И вот, это был 2006-й год, вот точно говорю – с мульта «Тачки». Я короля играл, главаря Тачек (смеется). И вот я замечаю – что-то изменилось с того времени. Люди язык украинский начали любить, изучать его немножечко.

Вот наблюдая, допустим, я же езжу в метро. Ну, раньше вот ездил в маршрутке и слышал разговоры людей, кое-что они обсуждали. Слышал, правильно так-то-так-то ударение ставить или так-то-так-то, что-то эдакое порой обсуждали. Ну, то есть какие-то реплики попадались.

И в конце концов, ведь что такое речь? Это же не просто так, это же, кроме способа выразительности артиста, журналиста, это же еще засіб спілкування. Если ты правильно, красиво говоришь кому-то что-то, значит тебя могут и по-другому принять и решить твой вопрос какой-то, вот. Ну, это уже отдельная тема, вы согласны?

Человек Евгений Малуха

Я, Евгений Малуха, киевлянин, да. Родился, даже родился (смеется). Мои родители приехали после войны, когда Киев заселялся. Это же был безлюдный город. Моя мама приехала в 12 лет, отец приехал в 18 после армии. Он служил под Киевом и решил остаться в Киеве. А тогда паспорта не выдавали же, его можно было получить только тогда, когда ты служишь в армии. Ну, и потом, если ты был без паспорта, куда бы ты ни шел получать паспорт, вот ты и житель той местности, где ты его получил. И вот так им удалось стать киевлянами.

Родился на улице Тургеневской, сейчас на месте того барака стоит, ну, я говорю барак, это был одноэтажный глиняный дом, хороший, жилой, еще, наверное, оставшийся с дореволюционных времен. Это вообще улица историческая, там сейчас «Новый канал», перед этим здание принадлежало телеканалу «Интер», администрация там сидела, большое такое здание, высотное. Мы там жили до шести лет. А так на Сырце, это известный район такой, между Нивками, там сейчас метро Дорогожичи.

Если бы я не был артистом, я был бы преподавателем. Ну, мне так повезло, что я стал и артистом, и преподавателем, а еще и диктором, которым я вообще ни за что и никогда не хотел становиться. Я считал в институте, что это только бесталанные люди идут работать дикторами или журналистами.

Ну, просто нескольких выпускников я знал. Люди, которые учились со мной в драмкружке, стали журналистами. Один даже председатель Незалежної спілки журналістів – Юра Вулканов. Вот он недавно меня упомянул в интервью, а сейчас я его упомянул, вот. Мы долго не виделись, я читал его книжку о Кучме, еще какие-то вещи. Он всю жизнь хотел быть артистом, а я всю жизнь хотел быть журналистом. Но это внутренне.

Я выпускался еще на заре, то есть о перестройке ни слова, это был 1982 год, это еще был закат, будем так говорить, брежневщины. Мы ходили встречать Леонида Ильича в Киеве, когда он на открытии памятника матери Родины, да. И мы, будучи студентами, удивлялись, почему она стоит не в ту сторону лицом. Серьезно, еще тогда пошучивали, мол, она же должна стоять на Запад лицом, а она стоит почему-то лицом к Москве.

CAM30403.jpg

И мы ходили встречать его, нам интересно было посмотреть: «А что, он до сих пор жив?» А он-то был тогда при власти меньше, чем сейчас Владимир Владимирович. А мы считали, ну как долго тянется этот Брежнев. Нам интересно было посмотреть, какой же он на самом деле. Ну, мы увидели, он проехал по бульвару Шевченко, мы ему помахали рукой и тут же побежали на шашлыки в лес с гитарой и с винцом.

Это бывает неожиданно

В жизни иногда слышу себя, какие-то эмоции – нет, скорее всего. Приятно, наверное, не более того. Да, вот недавно смотрел, халтура халтурой, но дубляж очень классный. Фильм халтурный, мне очень не понравился, «Налетчики» называется. Буквально позавчера, сижу, думаю: «Дай-ка я посмотрю телевизор. О, "Налетчики", какой-то фильм, дай-ка я нажму». Нажимаю, смотрим с женой кино, только улеглись. И вдруг я аж подскочил – е-мое, это же я там. А ну-ка стой, стой, дай я верну, вот, на таком уровне самолюбия.

Я сейчас одновременно для трех студий работаю. И получается, что в какой-то прекрасный момент эти фильмы стыкаются, когда вы приходите в кинотеатр. А так, в принципе, меня не слышат и не узнают. Это из-за того, что мы знакомы, вот, то вы узнаете мой голос, а так народ не узнает озвучки Малухи…. Хотя, персонажи яркие, и даже в «Механике» третьем.

И должен сказать – хорошо порой, что меня не узнают, потому что некоторые вещи меня смущают, ну, может быть, не столько смущают, сколько мешают. Заходишь в магазин, а там «семечки, Сан Саныч, покупайте, пыры, пыры…», е-мое. А мне же подходить сейчас к кассе и что-то покупать.

Мы сыграли в театре премьеру хорошего спектакля, называется «Великий мастурбатор, или Белая горячка под красным флагом». Ну, а продюсер вдруг решил это все снять, кусочками смонтировать ролики и пустить в метро на большом экране. Стою я, жду своего вагона, смотрю на себя на экране, оглядываюсь и меня начинают узнавать.

Я понимаю – так, надо бороду срочно отпускать, вот. Отпустил бороду, меня тут же позвали в документальный фильм о нашем просветителе Денисе Величковском. Уже диск вышел, на флешках его раздают экскурсантам на Афоне, а я до сих пор полностью фильм не видел.

Симпсоны

100 процентов – это культовый сериал, на котором выросло поколение. У меня нет никаких сомнений, что это историческая работа. И работа над этим мультом повлияла на меня, да.

«Альф» ведь был каким – это более мягкий, детский, не настолько жесткий, он не затрагивал политические какие-то вещи, а более внутренние, семейные. Я не знаю, как это назвать, но более так к душе, будем так говорить, а тот более к разуму. Потому что все ситуации, которые в «Симпсонах», они, понимаете, каждая сцена затрагивает не просто там взаимоотношения в семье, а взаимоотношения в обществе и семье. А еще и взаимоотношения в обществе между персонажами.

Если бы у нас вышло нечто подобное, уверен, у нас это было бы еще похлеще – да, допустим, как «95-й квартал» лепит. Но штука в чем – оно не влияет, оно не влияет, потому что мы к этому всему уже привыкли. И нам кажется, что так и должно быть. А вот эта история из-за океана, взгляд на это: «Ой, как со стороны, как это у американцев, о-о-о!» Так, подожди, у нас ведь точно так же, просто другие средства выразительности, всего-навсего! Ну, и плюс – это мульт.

CAM30336 crop.jpg

У нас же, из таких мультфильмов как «Симпсоны», так это только «Киевская Русь», и то, она не дотягивает. То есть вложена целая куча бабок в высмеивание просто политиков, а не каких-то больших, важных социальных явлений. А за эти деньги можно оплатить хорошего, пускай даже американского сценариста. «Симпсоны» – гениальная работа.

У них же есть серия, кстати, в 2010 году, когда Янык пришел к власти, будем говорить, где-то так, у американцев появилась серия, где страна Украина называлась «Уркаина». Прямо на экране большими буквами – Уркаина, а потом буква летает-летает, перелетела на место там, где должна стоять. И дальше действия происходят, украинская мафия украла Симпсона, ну и дальше по сюжету развивалось.

Я был же еще и режиссером этого всего дела, об этом мало кто и знает не из профессионального окружения. «Смешарики», «Улицы разбитых фонарей», «Южный парк» и «Симпсоны» – мы на четырех режиссеров делили эти 500 с чем-то серий.  Ну, вот последние 100 – это делали другие режиссеры. Я уже не вмешивался, просто варнякал (смеется).

Кстати, «Южный парк» – тоже история, там же первые сезоны, это ж тоже, блин, был такой революционный мульт. Переводчицей была София Друкович, молодая тогда писательница. Ну, она и сейчас нестарая. Она была в положении, написала письмо: «Ребята, я на восьмом месяце, то, что я перевожу целый год, говорят, это может отразиться на будущем потомстве». Говорит, увольте, вот (смеется). И ее сняли с перевода.

Из рации раздется крик: «Кто видит Евгения Малуху?» Начинаются съемки сцены с участием нашего собеседника. Малуха, так и не прикоснувшись к еде, готовится выйти на площадку.

Конец первой части.

Чтобы следить и читать самое интересное, подписывайтесь на нашу страничку в Facebook!

Автор: Владислав Сидоренко Фото: Юлия Гостева, Сергей Дидковский

Добавить комментарий

вверх