Эксклюзив Халвы. Евгений Малуха (вторая часть)

Наш разговор прервал режиссер, Евгений сейчас снимается в новом сериале, для одного из самых больших телеканалов. На площадке Малуха находится около часа. Мы с Халвой под впечатлением и после слов «стоп, снято!» просим Евгения еще немного с нами поболтать. 

Часть вторая. Кино и люди.

Кино и американцы

Получилось так, что несколько из моих персонажей, моя работа над этими персонажами, по крайней мере так говорят, стали супергениальными, но есть ли они моими главными? Не знаю, а следующий такой персонаж еще не родился, а может быть и не родится в ближайшее время.

Заказчику сейчас нравятся мои старческие какие-то мелодии в голосе, да. Вот меня приглашали на большую роль и работу в фильм «Хоббит», там есть персонаж Балин, который с таким носом, белой бородой, хранитель знаний. Все они там такие борцы, а он уже совсем старенький, он знания хранит их. Он советует, рассказывает историю королевства, как это все происходило у них и развивалось, вот.

balin.jpg

Кстати, это к вопросу языка тоже относится, Голливуд же настаивает, что в каждой стране зритель должен слышать их героев голосом государственного языка, который есть в этой стране. Значит, это они в первую очередь настаивают, чтобы у нас фильмы дублировались на украинский язык. А по желанию, если кинотеатр хочет – делает дополнительную русскую копию, и только тогда ее пускает на экран. Но это, как правило, происходит на студиях меньше по рангу. То есть на большой студии LeDoyen, Postmodern, где дублируются фильмы Warner Brothers и другие, большие американские компании, они заключают договоры на дубляж исключительно государственного языка.

И мало того, эти переведенные реплики, мы-то удивляемся, а там каждая реплика рассматривается специалистами под микроскопом, дабы это соответствовало ударению, липсингу правильному, смыслу, передаваемому актером на экране. Потому что английские фразы короткие, а украинские – длинные. Значит, надо придумать переводчику такие адекватные вещи, которые соответствуют и т. д. Это сумасшедший труд.

Молодцы, конечно, американские ребята, да? Вообще, гениально бы было, если бы все знали английский в школе, как второй государственный мы учили бы английский. Потому что Америка, джинсы и кока-кола ведь все равно победили в мире, поэтому надо с ними считаться. Значит, их язык надо изучить.

И вообще, меня бесит одна вещь – запишите большими буквами: не может страна, которая вторая после Америки в мире по производству зерновых, быть бедной! И все остальное – это мишура. Нам замыливают глаза. Если 1/3 чернозема мира находится в Украине, о чем мы можем вообще говорить? Как мы оказались на этом дне – не понимаю.

Наше родное. Телевидение

Я смотрю телевизор где-то с 11 утра до 14 часов дня, включаю телевизор как радио и «гуляю» по каналам, в это время я смотрю свой фейсбук и отвечаю на письма. По-разному бывает, в основном новостные каналы смотрю, если уже смотрю. Честно скажу, я смотрел черногорское, сербское, польское и французское телевидение. Мы занимаем достойное место в новостном телевидении.

Сейчас модно не смотреть телевизор или во всяком случае говорить так, а когда спросишь: «А чего же ты ТВ не смотришь, а откуда ты информацию..?» – «А мне хватает Интернета». Но ведь если только интернет – человек же ограничен! Мне кажется, должна быть позиция такая: «Вот здесь смотри, и вот здесь смотри, и вот тут смотри. А если посмотришь там, то это еще лучше будет». Ну, если информацию брать.

А так, я думаю, что телевидение всегда должно указывать какой-то путь. Я не знаю, я только с такой целью смотрю, с целью развития, анализа. Может быть, я старорежимный, но так должно быть, мне кажется. Это в любом случае, как площадка, куда человек приходит – одна передача, вторая передача, ребята – вот, смотрите. 

А еще, я уверен, что телевидение – это бизнес, нормальный такой бизнес. И есть же на что ровняться, во всех смыслах! Вот супер-пупер канал FOX, который получает суперприбыль. Для того, чтобы освободиться от какого-то бремени налогового, он делает полностью благотворительный канал National Geographic. И пожалуйста, совершенно за свои деньги снимает развивающие шедевры, бесплатно показывает людям.

CAM30453.jpg

Что такое снять полет шмеля реального? Я где-то лет десять последних озвучиваю документальные фильмы на National Geographic. Или там Дэвида Аттенборо, который больше 40 лет снимает, еще со своих 30-ти и до 80-ти лет.

Вот вы посмотрите, чтобы снять этот кусочек какого-то спаривания верблюдов, люди сидят в засаде месяцами. На это же тратятся деньги. А что такое охотники за торнадо, да? Это же немеряно денег просто, чтобы снять передвижение торнадо, люди ездят в командировки, аппаратура, все это колоссальные деньги. Так вот, где-то бизнес, на чем-то зарабатывают, а вот здесь – познание и окультуривание, а у нас же это какое-то другое влияние. Думаю, что мы еще просто не дошли до правильного понимания вещей.

Я думаю, что некоторым людям, связанным с такими бизнесами, стоило бы не церковь строить, чтобы отмаливать грехи. Я бы им сказал: «Открой еще один познавательный канал и снимай познавательные фильмы для украинцев».

Приходится слышать, что со временем, эволюционно, все изменится. Но это очень долго, нам надо революционным, я считаю. Но опять же, никто нам столько денег не даст. У нас нету столько технологически обученных людей, нам нужно тогда вначале, как Петр I, отправить в условную Голландию, поучить людей, и чтобы они вернулись сюда, обязательно.

А у нас же как –  мы отправляем учиться, они там и остаются, вот и все. Потому что, допустим, если в той же России больше технологично развита индустрия, есть больше денег, больше техники, больше всего, значит, там люди и остаются работать. Где банально больше зарплата капает, в конце концов. Вот сколько специалистов уехало из Украины по этим причинам, сколько возвращается? Да, это беда. И мы еще просто не осознаем, сколько мы потеряли и сколько продолжаем терять ежедневно. 

Новые лица

У нас же нет такой фабрики, хорошей кузницы кадров. У нас есть фабрики по выпуску дипломов, да, про такие я знаю.  Допустим, мы возьмем Институт культуры, где работают хорошие преподаватели, на самом-то деле, они же преподают и в Театральном институте имена Карпенко-Карого, они там преподают и в других вузах преподают. Но из-за того, что все это фабрика по выдаче дипломов, получается, что на один курс, где нужно работать с человеком индивидуально, надо разговаривать и общаться, строить целый процесс, выстраивать. Это очень тонкая работа.

А такому специалисту садят 60 человек: «Сделай из них артистов за 4 года!» А как это возможно, даже теоретически? Артист, который должен выполнить задание, показать, правильно ли он сделал? Преподаватель внимательно смотрит, что-то штрихует – на это обрати внимание, на это обрати внимание. То есть технологично работать.

CAM30501.jpg

То есть 20 человек еще возможно научить, а 60 – это банально невозможно. В итоге, что мы получаем?  20 учатся, а 40 – это получается, люди вышли с бумагой после потраченных денег и годов обучения.  

Но они же придут на работу, они же хотят работать – а их берут. А потом украинские телеканалы, другие структуры заполняются этими людьми, и получается такая серая, размытая масса. А так же и режиссеры. Если режиссеров в свое время у нас выпускалось четыре режиссера в год. Да, часть из них уезжала в Москву. В другие республики, в Прибалтику. Часть меняла профессию, кто-то на телевидение уходил, тогда у нас же мало было кинофака. Но это были очень крепкие специалисты, и они всегда были востребованными. А когда мы сейчас, в стране, выпускаем до 100 режиссеров в год? Накопление идет, а как пробиться человеку? Он начинает пробиваться, ему же кушать хочется? Значит, скорее всего, он кем-то другим идет работать, и ему уже не удается развиваться по профессии.

А без режиссера все, «тишина» называется. Не может ничего происходить ни в театре, ни в кино. Что говорить, если мы до сих пор кайфуем от Киры Муратовой, да, а она уже бабушка. А молодежь, современное поколение, они ведь хотят нового чего-то, значит, ага…. А раз нет своего, будем смотреть российское или американское. 

CAM30574.jpg

Театральный институт? – Я и так там задержался почти на 10 лет. 8 лет и плюс 2 года я одновременно преподавал в детской академии, тоже риторику. Институт требует все-таки скрупулезной работы. Я как-то сказал: «Эта работа для пенсионеров». Пенсионер – это означает, что есть опыт, целая куча знаний, да, есть, что передать дальше. И я решил отложить это для пенсии, пока что я еще могу набираться опыта, это же процесс бесконечный, правда? Да и силы еще есть, интерес и азарт. Правда, думаю, когда я уже наконец-то созрею – Театральный институт закроют к тому времени. Здание в центре выкупят обязательно, не пропадать же добру. Останется Институт культуры, частный наш (смеется).

Пока суть да дело, я вот что расскажу. Представьте ситуацию – приходишь в Театральный институт, а там те же люди, которые были и при нас – студентах. Что ж такое, прошло 30 лет, а они те же! Ну, вот моя худрук еще жива, ей 96 лет, дай Бог ей здоровья, Нина Анатольевна Быченко. У нее учились и Хостикоев, Бенюк, Смородин, весь цвет нынешних народных артистов театра Франко.

Тема России

Сильно ли мы отстаем и какие отличия у украинского и российского телевидения? Понимаете, как, вот, многие говорят про Россию, опять же, если мы посчитаем, что самое лучшее из Украины ушло в Россию, то, конечно, они – порядок-два впереди. Если бы наши в большей мере уходили в Англию, то Англия была бы впереди на эти порядки. А так, Украина на своем месте, если честно. Если нам выдать те же деньги, финансы выдать, то природный отбор отберет сам.

То есть каждый режиссер, приходя, говорит: «Дайте мне мешок денег, и я сниму шедевр». Люди же рассматривают это – а давай почитаем сценарий, а получится из этого сценария шедевр или нет? Так же и сценаристы. Если человек понимает, что он получит за один фильм 5 лет своего безбедного существования, которых хватит ему написать еще следующий шедевр. Значит, он в первый шедевр так вложится, что он и получится в итоге.

CAM30504.jpg

Ну и опять же, что в России? Там что-то понимают, с чем-то работают, там само государство гиперзаинтересовано. Я же не смотрю все сериалы, но если я уже вижу – обязательно флаг России, портрет Путина и обязательно слово «хохлы» с отрицательным значением. То есть я же понимаю, это деньги не просто в сериал, это же еще и в идеологию и российскую пропаганду. Это навязывание, когда из любого угла идет, идет, идет определенная позиция. И не только «хохлы», там обязательно «чурки» и обязательно что-то такое есть политическое. Будь-то цвета, будь-то персонаж негативный.

Доктор Хаус

Ну, если рассказывать удивительную историю, вот есть у меня. Знаю ребят, которые за 8 лет из самодеятельной студии стали полноценной студией очень высокого уровня, очень. Сейчас они как раз сделали для экрана несколько фильмов. Так вот, за эти года они уже сами начали работать в главных ролях, а я для них играю разных старичков, которые там появляются, где-то на 3-4 реплики. И вот они мне как-то говорят, что хотят сделать «Доктора Хауса». И мол, вот видят они голос Евгения Малухи в озвучке и все, только мой. Удивительно. Нет, мне было приятно, я с удовольствием делал эту работу. И начали мы с того, что в Америке выходил «Доктор Хаус» вечером, а утром у нас уже лежал перевод.

И этот главный вариант, который лежит в интернете. Для телика чуть позже работал Гребельник Юра из театра Русской драмы, для канала. Но нас же в интернете смотрели раньше, чем их вариант по телевизору крутили. Ну, кто из молодежи сейчас ждет какой-то сериал на ТВ? Все же есть в интернете. То есть они уже посмотрели в интернете «Доктор Хаус» в украинской озвучке, им уже СТБ смотреть не надо. Потому и получилось так, что доктора Хауса ассоциируют именно со мной (смеется).

Если честно, я балдею от каждого сериала, где есть хорошие яркие персонажи. А так получилось, что меня не зовут на плохое, парадокс, Влад, я серьезно говорю: «парадокс-парадоксов». Как и парадокс, мне так кажется, и то, что вот сейчас работа есть. Хватило б только пота на все мои года.

CAM30533.jpg

Я должен признаться, что не считаю – при всем том, сколько персонажей мы обсудили сегодня – нет, я не сыграл еще своей главной роли. И нет, по правде сказать, не жду. Хотя, наверное, никогда всерьез не задумывался об этом, правда. То есть вы с Халвой сейчас меня наталкиваете, буду ехать домой и задумаюсь.

Я просто знаю, что из того, что вот сейчас у меня есть, я себе там места не нахожу. То есть на съемках в сериалах или где-то в кино, в которых я принимаю участие сегодня, такого, чтобы мне сказать: «Это моя роль». Нет.

Деньги

Я не скажу, что наша работа это большие заработки, но это не дает умереть с голоду. А если иметь большие заказы с трех студий, так я могу сказать, что мы начали выходить на неплохой уровень. Они же нас пару лет назад сделали беднее на 300 %. В один день, на 300 %, вы представьте, на секундочку? Государство стало богаче за счет нас на 300 %. Мы были на том уровне, когда мы бы спокойно могли проводить полгода, плодотворно работая здесь, полгода ездя по миру и путешествуя. И наших доходов хватало бы. И вдруг это все рушится.

Мне почему-то кажется, что как только мы начинаем думать, нас опять загоняют в то же колесо, чтобы мы заново начинали пахать, как бы это все заработать и потом через какое-то время…

CAM30573.jpg

Молодежи проще, они уже знают английский изначально и с информатикой знакомы – сразу уезжают, не дожидаясь. Ситуация какая: приезжает к нам условный Терещенко, да, из Франции. Говорит: «Вот сейчас я научу вас работать, я знаю, как это». Раз, а ему никто не дает этого сделать. А в то же время другие где-то втихаря строят теплицу по Киевом и говорят: «Чуваки, мы в интернете вычитали, как французы выращивают клубнику». Выращивают под Киевом клубнику и продают ее нам под видом французской за бешеные деньги, с кем нужно делятся – и все нормально.

Ну, как время Остапов Бендеров. И у нас так постоянно…  25-й год, потом пятьдесят какой-то год. И со смертью каждого, с уходом каждого лидера у нас появляются новые Остапы Бендеры. Какой-то замкнутый круг. Ну, ничего, вечного же тоже ничего не бывает, когда-нибудь и это закончится. Я уверен.

Чтобы следить и читать самое интересное, подписывайтесь на нашу страничку в Facebook!

Автор: Владислав Сидоренко Фото: Юлия Гостева, Сергей Дидковский

Добавить комментарий

вверх